Женя и её малыши

30 мая 2014, 23:00 1655
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (05/30/2014 - 12:35)

Илюша Тарасов. Фото автора.

«Нет! Этого не может быть! Происходящее - всего лишь дурной сон, ужасный, злой кошмар», - отказывалась верить в случившееся Евгения Тарасова. Молодая женщина сжимала дрожащими руками голову, которая, казалось, вот-вот взорвётся от непрерывно пульсирующей в ней фразы, оброненной вскользь в коридоре врачом детской областной больницы: «Диагноз подтвердился: ничего страшного, не беспокойтесь, у вашего ребёнка – рак»…

МАЧЕХА-СУДЬБА

К Жене Тарасовой с раннего детства судьба относилась, как мачеха к нелюбимой падчерице. Когда ей было всего три года, а старшей сестре Свете двенадцать, мать развелась с отцом, замкнулась в себе, стала страдать от бесконечных депрессий. Спустя несколько лет, мечтая освободиться от прошлого, с двумя дочками переехала из Волгодонска в Тамбовскую область. Но и здесь, в Третьей Кочетовке, начать жизнь с чистого листа не удавалось. Терзаемая внутренними страхами несчастная старалась всё время держать дочек при себе. Особенно доставалось младшенькой: на все кружки, детские вечеринки, концерты, праздники было наложено строгое табу. Жене было непросто, но она крепилась. А однажды мамы не стало: ушла из дому и не вернулась. Пропавшую без вести так и не нашли. Девочка-подросток осталась одна. Старшая сестра к тому времени строила свою личную жизнь и уже сама стала мамой. Пятнадцать-шестнадцать лет – непростой возраст. Светлана, как могла, старалась поддерживать Женьку, но полностью заменить мать у неё не получалось. Ко всему прочему выяснилось, что у Евгении пропали все документы. Единственный выход виделся в том, чтобы определить сироту во временный приют. Здесь девушка встретила своё совершеннолетие, окончила школу, вернулась к сестре. Вскоре она познакомилась с молодым человеком, и в его переполненном роднёй домике бок о бок с родителями парня, его сестрой, племянниками влюблённые начали строить общее будущее. Тесно, шумно, но как говорится, с милым рай и в шалаше. Судьба, казалось, наконец проявила благосклонность, осветив настрадавшуюся Женю лучиками счастья: у неё родился сынок Илюша.

СТРАШНЫЙ
ДИАГНОЗ

Ребёнок ничем не отличался от других младенцев. Рос, развивался в срок, был крепким весёлым карапузом. Правда, месяцев в десять сильно простыл, заболел отитом. Евгения только-только вылечила малыша, как получила из детской поликлиники приглашение на прививку. Врач предупредила женщину, что после введения вакцины возможны нежелательные последствия в виде высокой температуры и аллергических реакций. К вечеру у Илюши действительно начался сильный жар. В течение нескольких дней ртуть на термометре упорно ползла вверх, достигая отметки в 40-41 градус. Жаропонижающие практически не помогали. Стало ясно, без медицинской помощи не обойтись.
Доктор, увидев белого, как мел, сильно ослабшего мальчонку, пришла в ужас: «Вам срочно нужно везти его в больницу. Не хочу пугать вас, но, возможно, мальчик болен белокровием»… Предположение педиатра женщина всерьёз не восприняла. Однако сама понимала, что в стационар ложиться надо, так как даже самое на первый взгляд безобидное ОРВИ грозит опасностью. Сыночку с каждым часом становилось хуже. Медлить было нельзя. Как на грех, сестра Света попала на днях в больницу, ей сделали экстренную операцию. А три её дочки находились на попечении Евгении. С девчонками согласился сидеть муж. Женя же с малышом вечером отправились в лечебное учреждение.
- Мамаша, что вы сделали с ребёнком?! Он у вас весь в синяках, – обескуражили медсёстры обидными подозрениями и без того расстроенную мать.
Когда на следующий день были готовы результаты анализов, стало понятно, отчего на теле крохи так много гематом. В крови Илюши оказалось ничтожно малое количество тромбоцитов, гемоглобин катастрофически снизился, а число лейкоцитов в сотни раз превысило норму. Тарасовых направили в детскую областную больницу. В Тамбове страшный диагноз подтвердился. Больного раком крови ребёнка по предоставленной облздравом квоте перевезли в Москву.

В ПОДАРОК -
ЖИЗНЬ

Евгения Тарасова с Ильёй были доставлены в онкологическое отделение Российской детской клинической больницы. Оказавшись в нём, женщина подумала, что сходит с ума. Она, растерянная, зарёванная, испуганная, увидела вокруг себя спокойных, благодушных людей. Малыши и подростки, кто с опухолью, кто с заболеванием крови, как ни в чём не бывало передвигались самостоятельно и на колясках с наполовину прикрытыми медицинскими масками лицами. Близкие тяжелобольных детей ходили по больничным коридорам, палатам, кабинетам с улыбками на лицах. Потом она привыкла к этому и поняла: иначе и быть не может. Ведь взрослые всем своим обликом должны вселять в столкнувшихся с бедой девчонок и мальчишек оптимизм, уверенность в выздоровлении. Врач Ольга Валерьевна Макарова предупредила мать: лечение предстоит серьёзное и длительное. Илье назначили чередующиеся друг с другом курсы химио- и гормонотерапии.
В промежутках между курсами лечения Евгения с сыночком жила на съёмной квартире неподалёку от РДКБ. Оплачивал дорогостоящие квадратные метры в Москве нуждающимся в том мамам благотворительный фонд «Подари жизнь», одним из соучредителей которого выступает известная актриса Чулпан Хаматова.

БЕРЕМЕННОСТЬ
ПОД СЕКРЕТОМ

Говорят, что Бог даёт человеку испытания по силам. Находясь в столице с больным лейкозом малышом, Женя узнала, что вновь беременна. В голову приходили самые страшные мысли о том, что не сможет она в сложившейся ситуации родить ещё одного кроху. Тем более что ко всем горестям добавился разлад с отцом ребёнка. Поделилась своей новостью с таким же, как и она, товарищем по несчастью, ингушкой Заремой. Та стала горячо убеждать: «Нельзя противиться воле свыше. Ты, главное, верь: выносишь второго ребёнка, и первый обязательно поправится!». Поддерживала, как могла, и звонившая по телефону сестра: «Женьк, ты сильная, справишься. Не бойся ничего. Прокормим, поднимем на ноги, вырастим детей». Слова мудрой кавказской женщины и единственного оставшегося в семье (не считая малышей) близкого родственника вдохнули силы. Ночами мать ревела, уткнув лицо в мокрую солёную подушку, а днём скрывала от окружающих свою тайну. Евгения очень боялась, что если врачи узнают о том, что она находится в положении, обязательно отправят её домой. А разлучиться с самым близким человечком, тем более больным раком, для женщины было равносильно, что расстаться с жизнью. Действительно, когда беременность держать в секрете стало невозможно, медработники настоятельно рекомендовали Тарасовой отправиться на ставшую родной Тамбовщину. Мол, в её положении носить ребёнка из кабинета в кабинет, сажать, вынимать из коляски, подвергаться постоянному стрессу недопустимо. Но любящая мама упорно стояла на своём: «Умру, а не уеду!».
Прямо во время очередной проводимой сыну процедуры химиотерапии у Евгении отошли воды. «Не беспокойся за Илюшу, мы за ним присмотрим. Благополучных родов!» – напутствовали её соседки по палате. В скором времени родильное отделение московской больницы огласил громкий крик новорождённого Кирилла.
Судьба продолжила писать сценарий. И далее всё произошло, словно в добром советском фильме. Оставшуюся наедине со своими, казалось, неразрешимыми проблемами молодую маму и её детей окружили вниманием, любовью и заботой люди, о существовании которых каких-нибудь десяток месяцев назад она даже не имела представления. Пока Женя была в роддоме, Илюшу взяла к себе супружеская пара москвичей. Мария и Анатолий увидели фотографию Ильи на одной из созданных благотворительным фондом интернет-страниц. Стали навещать тронувшего их сердца малыша в онкологическом отделении и вскоре привязались к крохе всей душой. Анатолий стал крёстным отцом мальчика. В дни вынужденного расставания сына с мамой их окружили таким теплом и лаской, какие можно встретить не в любой семье. Добросердечная чета забрала Илью к себе домой. Муж и жена ухаживали, заботились о нём, как о родном, успевали возить ребёнка на процедуры в клинику и навещать Евгению в роддоме. В день выписки счастливая мама со здоровеньким младенцем была, как полагается, встречена, ни она, ни Кирюшка не остались без подарков.

БОРЬБА
С НЕДУГОМ

На следующий после выписки из родильного дома день Тарасовых отпустили домой. Правда, ненадолго. На протяжении двух лет лишь с полуторамесячными перерывами возила Женя Илью в столицу на двух-трёхнедельные курсы лечения. И каждый раз её охватывало волнение, всё нарастающая тревога: что скажут доктора, какими окажутся анализы. По нескольку раз в день мерила она ребёнку температуру: с опаской смотрела на градусник, практически каждую минуту всматривалась в глаза мальчонки, оценивала цвет его лица, всей кожи. Пребывание в онкологическом отделении изматывало, удручало, отравляло жизнь и вместе с этим учило простым житейским истинам. Женя твёрдо поняла, что большей ценности, чем здоровье детей, не существует. За этот самый главный в жизни дар можно с лёгкостью расстаться со всеми другими благами мира. Тарасова освоила многое и из практики медицинских работников: сама научилась устанавливать необходимые приборы: оценивать их показания, производить другие манипуляции.
Сложнее оказалось с приготовлением еды для Илюши. Борющемуся с лейкемией мальчугану была назначена строжайшая диета, в которую не вписывались многие распространённые продукты. Те же, что допускались в его меню, проходили тщательную обработку. Простое яблоко сначала мылось хозяйственным мылом, а после в течение двух минут выдерживалось в микроволновке. Несъеденные продукты хранению не подлежали и выкидывались.
Малыш, чтобы не подхватить губительной для него инфекции, всё время должен был ходить в маске. Евгения с грустью вспоминает, как на улицах от её сыночка шарахались, как от прокажённого, оттаскивали от него своих детей, шептались за спиной. Мать не выдерживала и проводила для невежд ликбез по белокровию, объясняла, что не Илья для них опасен, а они для него.

НА СЪЁМНОЙ
КВАРТИРЕ

После первого курса лечения ребёнка в Москве в дом к его отцу Женя больше не вернулась. Условия пребывания в нём пагубно сказались бы на здоровье мальчика. Женщина была вынуждена снимать сначала одну квартиру поближе к сестре Свете, затем другую. Практически вся пенсия по инвалидности Ильи уходит на оплату проживания. К счастью, папа мальчиков нашёл работу и поддерживает пацанов, помогают и друзья из Москвы. В съёмной квартирке Тарасовых всё очень скромно. «Сейчас хотя бы мебель появилась, а прежде спать приходилось на положенных на пол матрасах», - рассказывает хозяйка временного жилища. Обстановка в комнатах, прямо скажем, простенькая: видавший виды диванчик, такие же кресла, шкафчики. Старенькие обои на стенах «украшает» ещё далёкое от совершенства детское творчество. И всё же здесь уютно, подкупает идеальная чистота. Полы Евгения моет два раза в сутки и столько же раз со специальным средством протирает пыль, затем проветривает жилое помещение.
Общаюсь со своей собеседницей, а в это время по спальне прыгает с мягкой игрушкой в обнимку озорно улыбающийся Илюша. «Скоро пойдём с ним в детский садик за Кириллом. Жаль, вы его не видели. Смешной он у меня, забавный. Как только переступит порог квартиры, сразу хватается за молоточек. Всё время стучит, настукивает им. Спрошу: не надоело? Нет, отвечает, я ещё не весь ремонт сделал. Помощником хорошим будет. Возможно, строителем вырастет, а может быть, автомобильным мастером. Как только увидит, как муж сестры машину ремонтирует, подбежит к нему и стоит, как вкопанный, изучает. Илья с Кириллом – друзья не разлей вода. Друг за друга стоят горой. Конечно, бывает, что и ссорятся, дерутся. Мальчишки есть мальчишки…», – нежно улыбается наша героиня. Илюша в это время уже устраивает полёты с кресла на диван. Смотрю на загорелого подвижного ребёнка. Мальчику только пять лет, а выглядит на все шесть-семь. Теперь сложно поверить, что он когда-то болел раком крови…
Илье ещё придётся не раз для наблюдения ездить в первопрестольную, встречаться с медработниками онкологического центра. Но самое страшное, конечно, позади, сын победил тяжёлую болезнь. Справился с ней благодаря врачам, мужеству своей молодой, но рано помудревшей из-за пройденных испытаний мамы, а также тёте Свете, крёстному Толе и всем откликнувшимся на чужое горе людям.