"Я тебя своей Алёнушкой зову"...

20 февраля 2015, 23:00 2869

Отмечаемая сегодня дата особенно актуальна в связи с объявленным Президентским Указом Годом литературы в Российской Федерации. А для литературы язык - основной инструмент и первооснова во всех жанрах - поэзии, прозе, драматургии...

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (02/19/2015 - 17:32)

Студентка 1-го курса Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Лия Иванова. Фото Владимира Гузя.

Неминуемо вспоминаются хрестоматийные строки И.С. Тургенева, заученные в школьные годы раз и навсегда: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!..».
Наслаждаясь стихами Александра Сергеевича Пушкина, изумляясь гению Михаила Юрьевича Лермонтова, о котором Гоголь заметил: «Никто ещё не писал у нас такой правильной и благоуханной прозой», мы с гордостью смотрим на библиотечный ряд книг, где соседствуют Достоевский, Некрасов, Боратынский, Фет, Лесков, Бунин, а следом открывают более близкий нам ряд прозаики и поэты - языкотворцы Михаил Шолохов, Леонид Леонов, Андрей Платонов, Борис Пастернак, Владимир Маяковский, Сергей Есенин... Творцы, о которых можно сказать, что хотя бы что-то у них читали даже те, кто вообще никогда ничего не читал...
Во время войны писательское слово Константина Симонова, Ильи Эренбурга, Александра Твардовского, Бориса Полевого помогало бойцам переносить выпавшие на их долю фронтовые тяготы, разлуку с родными. В измученном блокадном Ленинграде под стук метронома, как клятва Родине, звучали из динамика вещие стихи блокадницы Ольги Берггольц:

Не страшно под пулями мёртвыми лечь,
Не горько остаться без крова, -
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Из года в год, из века в век бесценным наследием передаётся от поколения к поколению «живой великорусский язык», как определял его неутомимый собиратель и толкователь словесных сокровищ Владимир Иванович Даль, в копилке, коллекции, «гербарии» которого уместились сотни метких чисто русских слов, эпитетов, метафор, сравнений, пословиц и поговорок. Черпай - не вычерпаешь! Но ровно столько, сколько существует русский язык, речь, литература, столько ведутся разговоры, споры, дебаты, что вот, мол, наш «великий и могучий» усыхает, иссякает, обесценивается... Что сказать на этот счёт? Как там у Маяковского? «Профессор, снимите очки-велосипед!»... Успокойтесь, граждане, и перестаньте отпевать родную речь. Не грозят ей ни тризна, ни панихида ныне, присно и во веки веков.
Да, язык, как, впрочем, и вся наша жизнь, подвержен изменениям. И на улицах теперь бегают не грузовые ГАЗ-51, а «форды» и «тойоты», и бытовая техника в нашем доме - не примусы и керогазы, а холодильники и микроволновки, и в хромовых сапогах да подшитых валенках уже давно не ходят. Хотя всё это было. Так же и с языком. Да, крепенько подтачивает его сейчас вестернизация. Вулканической лавой хлынувшие с Запада в наш лексикон иноземные слова менеджмент, маркетинг (хотя попробуй, найди им языковое эквивалентное значение), офис, грант, субсидия, субвенция,.. да целый ряд иных сумели как-то быстренько внедриться, прижиться, приспособиться к «северной» языковой среде, и особых тревог у специалистов-языковедов, филологов не вызывают. Почему? Да потому что они лучше всех иных понимают: бороться с новоязом, что с погодой на дворе - понятно, кто кого одолеет. Но! Не ввести ли нам, начиная с детского садика, тем паче в школах и вузах, специальные уроки «Пиши и говори правильно!». Ведь ужас как коверкают язык в разговорной речи. Не мастера, а «ломастеры» вторглись в пространство социальных сетей, интернета. Об уродстве посылаемых СМС говорить не приходится... А посмотрите на витрины иных торговых точек, кафе, парикмахерских, ателье, аптек, мастерских; бездумно и безоглядно даются им названия ненасытных греческих жриц любви, осуждённых историей личностей, ничего не значащих персонажей. Зачем?
Вот оно, идолопоклонство, псевдозападничество, высмеянное ещё Грибоедовым и не имеющее ничего общего с настоящей - колодезной, криничной, родниковой, самобытной - русской культурой, родной речью. Конечно, есть разница! Одно дело петь «Я тебя своей Алёнушкой зову», совсем иное - «Хэппи бёздей ту ю»...
Но, бог с ним, с Западом. Переболеем глупой модой, отдышимся, сами над собой посмеёмся и успокоимся. Крепче будем. Иная беда - легализованный лагерный язык, похлеще стихийного бедствия заполонивший чистый дотоле речевой материк и забивающий теперь чуть ли не все дыхательные поры. Что особенно прискорбно, входящий в лексикон и больших политиков, публичных личностей, кино- и театральных деятелей, которым уж на роду-то предписано следить за каждым своим словом, ибо оно, произнесённое всуе, моментально расходится на миллионы... Но гуляют у нас по телеэкрану, радиоэфиру, в прессе и в книгах «понты», «брателлы», «откаты», «заказы» - и это ещё самые невинные из широко употребляемых словечек. Можно ли с этим бороться? Нужно. Не карательными мерами, вызывающими всегда противодействие. А просто перестав употреблять эту пошлость вслух, особенно в присутствии детей, в письмах, в общении... И призвав задуматься над отвратительным жаргоном, отталкивающим сленгом примелькавшихся деятелей ток-шоу, шоу-бизнеса, эстрадных «див», «найтклубовских прикольных девушек», с поразительной глухотой упивающихся «как бы» странной певучестью своего голоса и раздаривающих во всеуслышание тошнотные свои «перлы» налево и направо...
Последнее время в обществе и законодательно оживлённо обсуждаются границы использования ненормативной, по-учёному говоря, обсценной лексики, а проще - мата. Того, который спокойно произносят, как говорят, не только стайки подростков на улицах, а и нежные девичьи уста, не стесняясь невольных слушателей любого возраста, стоящих рядом. Конечно, всё здесь не так просто. Когда тебе за шиворот монтёр капает расплавленным оловом, «извините, пожалуйста» ему не скажешь. Когда солдаты идут врукопашную, им тоже не до экивоков и выбора слов. Но! Без ссылки на великих - Толстого, Чехова, Достоевского (даже в «Записках из мёртвого дома», описаниях каторги), обходившихся без мата, позволю сказать своё мнение. Как человек, немало проживший, познавший трёхлетнюю солдатскую службу с жизнью в казармах, почти десятилетие труда на стройках, трассах газо- и нефтепроводов...
Время - к лучшему ли, к худшему - разительно изменилось. Во всём. Нет у нас и в сегодняшней литературе прежних титанов - мыслителей и кудесников слова. Общество «воленс-неволенс» тоже кардинально изменилось. Думаю, что и в кино, и в прозе, и на театре «словечки» нужны, как перец при стряпне: очень мало, очень осторожно и только при самой крайней необходимости. Во всех иных случаях, товарищ художник, (обращаюсь и к себе!), преодолевай искушение громогласно «выразиться», мучайся, думай, ищи и находи иные словесные обороты, фигуры умолчания, образы. На то ты и художник...

* * *
Язык неисчерпаем, как атом. Язык - душа народа, его песня и сказка, радость и горе, боль и награда. Давайте будем ценить, горячо любить, уважать наш родной язык, как мы любим и ценим саму жизнь. Всегда помня, как девиз, приведённое уже в этой статье поэтическое воззвание к потомкам:

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово!