Русский Бербанк

00:00 29 января 2011 «Занимательное краеведение»

Активная публицистическая и научная деятельность И.В. Мичурина, сотрудничество с многочисленными отечественными журналами по садоводству наверняка не могли остаться незамеченными его коллегами - представителями западной научной школы и в первую очередь американской. В конце XIX века эта страна иммигрантов находилась на гребне экономического подъёма. Динамично развивающейся Америке были нужны специалисты буквально во всех областях. Так или иначе, но именно Америка открыла миру имя русского естествоиспытателя И.В. Мичурина, а заодно показала и тогдашнему руководству страны истинный масштаб его достижений.

Первым из иностранных учёных Ивана Владимировича посетил в 1895 году профессор Вашингтонского сельскохозяйственного института профессор Фрэнк Н. Мейер, который не только приобрёл у Мичурина коллекцию мичуринских яблонь, вишен и слив, но и вывез их в США. В том же году Мичурин был избран почётным членом американского учёного общества "Бридерс", состоявшего из профессоров нескольких американских университетов и преследовавшего в своих целях "рекорд прогресса в создании новых разновидностей растений". Это немаловажное обстоятельство и позволило в дальнейшем учёным из Соединённых Штатов посещать козловского кудесника практически ежегодно вплоть до начала Первой мировой войны.
Спустя некоторое время в Козлов из Соединённых Штатов пришло официальное предложение о вступлении Мичурина в общество американских учёных. Иван Владимирович это предложение принял, а своё затянувшееся согласие объяснил в следующем письме:
"Mr. D. Fairchild
Washington 511,
Eleventh Street N.W.
Originator Mitschurin
Koslov, Russia.
Januar 24. 1914.
Dear Mr. Fairchild!

Приношу благодарность за Ваше предложение принять меня в число членов общества "Бридерс" и за присылку членского бланка, который я вышлю Вам гораздо позднее, потому мне, как дворянину Российской Империи, по нашим законам нужно ещё получить разрешение своего правительства на вступление членом в иностранное общество. Такие разрешения у нас получаются нескоро, для этого мне нужно подавать прошение.
Прошу извинения, что задержал так долго ответ, потому что я лично не владею английским языком и Ваше письмо пришлось отправить для перевода в Петербург.
Со своей стороны я могу предложить своё сотрудничество для Вашего журнала, могу прислать учёные статьи из своих личных практических работ...
...Все статьи будут мною написаны по-русски, и Вас прошу писать письма ко мне тоже на русском языке, потому что я не владею английским диалектом, а перевод с английского на русский у нас в Козлове нельзя делать - переводчиков у нас нет. Приходится посылать в Петербург, а это для меня обходится дорого, да и много уходит времени...".
Ещё ранее Североамериканских штатов признание пришло к Мичурину из Канады. Так, ещё в 1893 году, по словам профессора Саундерса, на митинге канадских плодоводов, собравшихся после суровой зимы в г. Торонто, было отмечено, что "все старые сорта вишен как европейского, так и американского происхождения в Канаде вымерзли за исключением сорта Плодородная Мичурина из г. Козлова в России".
США, Канада, Франция, Англия - вот лишь некоторые из стран Старого и Нового света, признавшие на рубеже XIX-XX веков "чудака из Козлова". Однако наибольший интерес к достижениям садовода продолжают проявлять учёные из Североамериканских Соединённых Штатов. Причину столь регулярных приездов заокеанских визитёров сам Иван Владимирович объяснял тем, что у американцев очень мало появлялось новых сортов, выведенных их знаменитым оригинатором Лютером Бербанком, хотя, по утверждению самого американского гибридизатора, он вывел до 500 тысяч одних только лилий.
Не в этом ли кроется причина настойчивой заинтересованности американского правительства сначала новыми оригинальными формами плодовых растений, выведенных И.В. Мичуриным, а уж потом и им самим?
Ответ на нашу догадку находим у Ф.Н. Мейера: "Насколько у Бербанка происхождение нового сорта секретно, настолько у Мичурина ясно. Происхождение каждого сорта подробно им выражено, а это главная задача производителя, чтобы ознакомить потребителей с достоинством сорта", - отмечал он в одном из номеров русского журнала "Прогрессивное садоводство и огородничество".
Сам же Иван Владимирович в письме И.П. Бедро по этому поводу, в частности, писал: "Конечно, с одной стороны, это правда, при американском размахе такое количество сеянцев дичков можно счесть и за новые сорта, да каждый экземпляр которых, правда, представляет собой новый сорт, только дичка, а не годной для культуры в садах новой формы гибридного растения.
Всё это не понравилось и самим американцам и отчасти послужило к тому, что ездивший от американского Департамента ко мне в течение 18 лет до войны старший ботаник профессор Мейер в последний свой приезд в 1913 году предложил официально мне от сельскохозяйственного Департамента Североамериканских Соединённых Штатов переехать в Америку и продолжить мою работу в Квебеке с условиями оплаты за труды 8000 долларов в год и отдельный пароход от Виндавы до Вашингтона…".
Вот выдержка из того приглашения:
"Для постановки опытов по Вашему собственному выбору Вам будут отведены обширные плантации в широтах, которые Вы укажете. На плантациях будут оборудованы лаборатории, какие Вы найдёте нужными. Вам будет дано столько рабочих, помощников и учеников, сколько потребует размах работ. Вам будет предоставлен в собственное владение пароход. Из России будут перевезены все Ваши растения, всё имущество, всё, что Вы укажете. Вам будут предоставлены возможности добывать семена из всех уголков земного шара. И лично Вам будет выдаваться содержание в 8000 долларов".
Как известно, Мичурин отказался уехать из России. По этому поводу его современники, бытописатели и биографы, соотнося свои суждения с идеологической необходимостью своего времени, вынуждены были произвести на свет целую вереницу мифов и легенд типа "русские люди никем не покупаются и никому не продаются", "Мичурин был чужд интересам личного обогащения" или "он отказался продать Америке свою коллекцию". Меж тем существующие документы свидетельствуют об обратном. "Конечно, бросить родину и тащиться в такую даль да ещё без знания английского языка - вещь трудновыполнимая, и вряд ли я на это соглашусь, несмотря на соблазнительные перспективы", - писал И.В. Мичурин в 1913 году. "Я, при моих летах и плохом здоровье, не мог решиться на такой путь", - объяснил спустя время Мичурин современникам истинную причину своего неотъезда. Заметьте: на дворе 1913 год, Ивану Владимировичу 58 лет. Жизнь состоялась. При этом стать свидетелем полного демонтажа ставшего родным дома, переноса за океан тысяч и тысяч образцов созданных им растений, а также исходных форм, осознание неизбежности потерь, эвакуация архива, личных вещей, расставание с друзьями и близкими, а затем обживание чужбинных земель на излучине незнакомой реки где-то в штатах Квебек, Калифорния или Монтана. Нет, Мичурин не отказал предприимчивым янки. Просто он не смог принять этого приглашения. Слишком запоздавшего приглашения.
Однако руководство Североамериканских Соединённых Штатов от своих планов не отказалось. Не заручившись согласием о переезде в США самого учёного и членов его семьи, они предложили селекционеру продать все имеющиеся у него гибриды новых плодовых растений как в розницу, так и оптом. По этому поводу 18 марта 1913 года Мичурин получил от заведующего отделом интродукции департамента земледелия США Д. Фэрчайлда письмо следующего содержания:
"Наш исследователь Фрэнк Н. Мейер после разговоров с Вами в январе написал нам, что Вы согласны прислать нам список Ваших новых и замечательных гибридов; также список дикорастущих видов, собранных Вами и, по Вашему мнению, более способных устоять климатическим крайностям, чем обыкновенные русские разновидности этих фруктовых деревьев. Эти гибриды и новые виды могли оказаться полезными в наших опытах, которые мы теперь производим с деревьями и кустарниками в наших северо-западных степях. Не будете ли Вы добры приготовить этот список в такой форме, чтобы мы могли получить представление о том, какое количество каждого вида Вы могли бы нам доставить и какое вознаграждение Вы желали бы получить. Если Вы согласны продать весь имеющийся у Вас материал, то не будете ли Вы добры назначить цену за каждый вид отдельно. Если Вы желаете продать всю коллекцию, будьте добры назначить цену за всю коллекцию, и мы решим: можем ли купить её за назначенную Вами цену или нет.
Вопрос относительно запаковки и пересылки материала должен быть решён Вами. Я был бы очень рад узнать Ваше мнение, как Вы хотели бы это сделать и сколько будет это стоить, чтобы всё это сделать наилучшим образом...
...Я уверен, что мы можем прийти к соглашению, которое будет взаимно выгодно для России, и для Соединённых Штатов, и для Вас лично. Если Вы пожелаете какие-либо североамериканские растения для проведения опытов с ними, мы будем крайне рады достать и послать Вам их совершенно бесплатно, если в малом количестве.
В ожидании ответа от Вас я остаюсь с почтением
Дэвид Фэрчайлд".
Судя по всему, очередное предложение Мичурин встречает с большей благосклонностью. Об этом, в частности, свидетельствует его письмо, датированное 31 января 1913 года А.Д. Воейкову: "Что касается продажи огулом всех новых сортов растений, - писал Иван Владимирович, - то, полагаю, будет возможно столковаться с ними".
Необходимо отметить, что в то время известный русский садовод и акклиматизатор А.Д. Воейков служил в должности старшего специалиста Департамента земледелия. Следует признать, что откровения Мичурина относительно возможной оптовой продажи своего сортимента американцам, высказанные действующему чиновнику, выглядят более чем убедительными. Помешать осуществлению планов Ивана Владимировича могла лишь грядущая Первая мировая война...

* Лютер Бербанк - американский селекционер и садовод. Помимо создания ряда новых сортов овощных и садовых культур, вывел бесколючковый кактус и бескосточковую сливу.

Ваша оценка: Нет Средняя: 2.8 (4 голоса)

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Гость

Без разрешения автора и получателя на частные письма ссылаться неприлично даже спустя 100 лет. Однако о положении ученых как тогда, так и сейчас стоит сказать правду. В письме моему деду. Ивану Прохоровичу Бедро (см. в Википедии), опубликованному по черновику в Собр. соч.Мичурина (1948. т.4. С. 538- 546)И.В.Мичурин даже 12 лет спустя официального предложения Мейера пожаловался деду, что он просто не успел уехать в САСШ:"не мог сразу решиться на такой путь, а.. через полмесяца приехал придворный генерал и передал мне запрещение высших сфер выезда в Америку...". Корреспонденцию моего деда мой отец,Л.И.Вигоров (см.Википедию)вынужден был уничтожить в 1933 г, узнав об очередном аресте своего отца. А положение ученых (и в РАН и в прикладных науках), не занятых "модными" исследованиями (на которые в "престижных" журналах ссылаются какие-нибудь там иностранцы (финныЮ, поляки и "прочие разные шведы)", а "всего лишь" важными в ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СВОЕЙ РОДИНЕ исследованиями не лучше, чем сто лет назад в царской России. Не нам это менять, приходиться терпеть нищету, и, делая свое научное дело, даже книги издавать за свой счет, рассылая потом в дар по научным библиотекам. Бывали хуже времена ! (годы репрессий, лысенковщины и т.д,), Ю.Л.Вигоров (Институт экологии УрО РАН).
Гость

А вот что писал Иван Владимирович про "ваши годы лысенковшины и репрессий воров, взяточников и прочих продажных шкур": "все что я имею я завещаю всесоюзной коммунистической партии большевиков как самой прогрессивной силе всего человечества."