Прошлое живёт долго

15:19 04 мая 2018 «Свободная тема»

В удивительное время мы, право, живём: благодаря открывшимся архивам становятся доступными факты, считавшиеся ранее секретными, неравнодушные к прошлому своей семьи люди находят бесценные исторические документы.

Владимир Дмитриев (в недавнем прошлом - генеральный директор Мичуринского завода «Прогресс») многие годы занимается поиском документов, проливающих свет на историю его семьи, корни которой берут своё начало в бывшей Старой Казачьей слободе, именуемой ныне селом Западная Старинка, что в Никифоровском районе. Бывая в разных городах России, он приобретает репринтные издания (выпуск которых осуществляется путём репродуцирования - сканирования - страниц книги, рукописи и прочих выбранных для воспроизведения источников), так или иначе связанные с Тамбовским краем, направляет запросы в архивы… В одном из них удалось найти скудные сведения о том, что его дед - герой Первой мировой войны Василий Иванович Стрыгин, будучи крепким хозяином, с формулировкой «за контр-революционную агитацию» попал под сталинский каток репрессий и в 1938 году был расстрелян.
Очевидно, что эта информация исчерпывающей быть не могла. Наоборот, породила целую вереницу вопросов: что это был за человек, как воевал, какие подвиги совершил. Однако ответов на них пока не находилось…

Зелёная тетрадь

Однажды, оказавшись по редакционным делам в гостях у известного педагога и художника Э.С. Кушелевского в селе Мановицы Мичуринского района, автор этих строк поинтересовался историей происхождения села. В качестве ответа было предложено познакомиться с рукописными воспоминаниями, составленными уроженцем этих мест, бывшим сельским учителем М.М. Хабаровым и собранными в объёмную клеёнчатую тетрадь зелёного цвета.
Для человека, интересующегося прошлым родного края, воспоминания Михаила Максимовича поистине бесценны. Здесь содержатся сведения о сторожевой службе казаков на части бывшей Белгородской засечной черты, прозванной Козловским валом, фамилиях коренных селян, их уличных прозвищах и видах кустарных промыслов. В тетради нашла отражение информация об окрестных помещиках, их современниках, героях Первой мировой… Кроме того, на примере истории Старой Казачьей слободы бывший школьный учитель постарался проследить и судьбу города Козлова. А это и опустошительные эпидемии, и пожар 1865 года, и строительство Козлово-Тамбовской железной дороги, и даже нашествие полчищ генерала Мамонтова.
Кстати, о героях. Просматривая тетрадь, автор этих строк неоднократно обращал внимание на фамилии местных жителей: Дороховых, Хабаровых, Медведевых и Стрыгиных. Одни из них, родные братья Василий и Фёдор Стрыгины, даже были отмечены высшей солдатской наградой - Георгиевскими крестами. Стало совершенно очевидно, что дед В.А. Дмитриева - репрессированный Василий и его односельчанин (и полный тёзка) Георгиевский кавалер - одно и то же лицо. Так в один из дней минувшего декабря заветная тетрадь была вручена Владимиру Анатольевичу Дмитриеву.

За Веру, Царя
и Отечество

…Стоял дождливый октябрь 1915 года. Эта осенняя кампания выдалась для русской армии весьма тяжёлой: сотни тысяч солдат были убиты, ранены или взяты в плен. Армия была вынуждена оставить Галицию, Буковину, Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии. Однако отступление было грамотно организовано. Несмотря ни на что, русская армия избежала окружения и даже ответила рядом контрударов по врагу. В одном из них довелось принять участие и рядовому 75-го Севастопольского пехотного полка Василию Стрыгину.
Его друг детства, а впоследствии и однополчанин Максим Дорохов писал родным о том, как однажды их полк сошёлся в рукопашную с немцами. Здесь-то и проявились ратные черты Василия, не знавшего ни страха, ни устали, отличавшегося лютой ненавистью к врагу и превзошедшего всех в охоте за языками. Не случайно товарищи дали ему весьма характерное прозвище Двуногий хищник.
…Со временем Западный фронт стабилизировался на линии Рига - Двинск - Барановичи - Пинск - Дубно - Тарнополь. Россия стала пополнять свои войска и укреплять новые оборонительные рубежи. Согласно опубликованным документам, новая линия фронта была заполнена войсками с обеих сторон, что и привело в дальнейшем к позиционной войне.
Вот тут-то и произошёл в судьбе Василия эпизод, повлиявший впоследствии на всю его жизнь. Его однополчане, уроженцы Старой Казачьей слободы Алдоха (Алексей) Демакин, Иван Богданов и Максим Дорохов, не сговариваясь, рассказали в письмах родным одну и ту же леденящую душу историю.
В ходе одного из позиционных боёв Василий притащил в окоп пленного немца, но не успокоился и, выскочив из укрытия, помчался за другим. Взрыв брошенной ему под ноги гранаты ошеломил. Однако в первые мгновения после взрыва Василий Иванович даже вроде бы его не почувствовал - вскочил на ноги, перепрыгнул канаву и лишь потом, рухнув на землю, потерял сознание. Со слов очевидцев, выше колена у него оказалась перебитой правая нога.
Очнувшись в госпитале, Василий обнаружил, что лишился ещё и правого глаза. Осознав трагичность положения, он начал срывать с себя повязки, намереваясь покончить с собой. Окружившие его сёстры милосердия, плача, умоляли не делать этого и, удерживая за руки, убеждали, что жизнь не окончена, он герой, а впереди всё самое лучшее, создание крепкой семьи... Это как-то умиротворило израненного солдата. Но больше всего на обретение душевного покоя повлияла встреча Василия в госпитале со старшим братом Фёдором. И также (по семейным преданиям) Георгиевским кавалером.

Рукописи не горят!

Жизнь убеждает: ничто не происходит случайно, всё закономерно и предопределено. Не случайна была встреча автора этих строк с Э.С. Кушелевским, не случайным стало его желание познакомить горожан с историей Старой Казачьей слободы, сохранённой М.М. Хабаровым, не случайны сведения, почерпнутые из зелёной тетради В.А. Дмитриевым, сумевшим пролить свет на историю его семьи. Так родилась идея о необходимости издать воспоминания Михаила Максимовича отдельной книгой, чтобы многолетний труд нашего современника обрёл завершённый вид, к которому бывший школьный учитель наверняка стремился.
Полагаю, книга эта станет лучшим памятником как самому автору, воспетой им слободе (а слобода происходит от слова «свобода»), его многочисленным землякам, не изведавшим крепостного права, так и многим поколениям козловцев, проливших кровь или отдавших жизни на полях сражений, коих в истории нашей было великое множество. Ведь память о малой родине, постижение её истории и есть те самые духовные скрепы, позволяющие каждому из нас осознавать себя частью великой страны, имя которой Россия.
Воистину: ничто на земле не проходит бессл 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голоса)

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.