Пример для подражания

13 января 2015, 15:59 1228
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (01/13/2015 - 15:18)

Б.А. Гробов

Передаётся ли на генетическом уровне тяга к справедливости? Если да, тогда вполне объяснимо, почему внук пламенного революционера с Котовского порохового завода Владимира Николаева - Борис Гробов выбрал стезю прокурорского работника.  

Дедушка Б.А. Гробова по материнской линии был убеждённым сторонником социализма. Столь же непримиримой, но диаметрально противоположной была политическая позиция другого деда Бориса Александровича – Ивана Гробова. Он трудился на железной дороге, дружил с И.В. Мичуриным, при этом категорично ратовал за крепкое личное хозяйство. По этому поводу в семье разгорались нешуточные споры. Третий родственник Б.А. Гробова – мамин брат и вовсе поплатился жизнью за свою политическую деятельность. Его, делегата XVII съезда Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) 1934 года, получившего одновременно два названия – «Съезд победителей» и «Съезд расстрелянных», приговорили в годы Большого террора к высшей мере наказания.
В семь лет Борис лишился отца. Связист Первой Конной армии Семёна Будённого Александр Гробов был контужен и умер дома от кровоизлияния в мозг в декабре 1941 года. В последние часы жизни он напутствовал близких: «Я умираю, но вы держитесь. Войну немцам не выиграть». Эти слова они запомнили навсегда и держались до последнего. Мама, руководитель художественной самодеятельности в клубе им. Ленина, ухаживала за ранеными в госпитале при пединституте, Борис помогал ей: гладил и сворачивал в рулоны километры бинтов, пел перед бойцами для поднятия морального духа. В девять лет Борис решил: пора становиться кормильцем и пошёл на завод им. Ленина. Там он старательно сбивал деревянные ящики и главное - получил рабочую карточку на 400 граммов хлеба.
Мама с грустным одобрением смотрела на повзрослевшего до срока мальчугана. Музыкально одарённого сынишку она мечтала видеть на сцене концертного зала. Борис не стал расстраивать мать и по окончании школы поступил в Тамбовское музыкальное училище имени Рахманинова. Но судьбу не обманешь. На третьем курсе пришло спасение от нелюбимого дела в виде посыльного из военкомата. Юношам предложили выучиться на кадровых военных. Так Борис Александрович получил специальность шифровальщика и в 1957 году продолжил обучение в Саратовском юридическом институте. Его называли институтом последних надежд, основным контингентом учебного заведения в ту пору были демобилизованные военные - люди не робкого десятка.
Здесь Борис Александрович в должности заместителя председателя студенческого профкома по жилищным вопросам впервые попытался отстоять справедливость по важному делу. Не всё гладко обстояло с принципами заселения в студенческое общежитие. Активисты-общественники написали жалобу, да не куда-нибудь, а прямо в ЦК КПСС. Вскоре баламутов вызвали в Саратовский обком партии и недвусмысленно дали понять, что они совершили большую политическую ошибку. На первый раз областные функционеры ограничились выговором. Но самое удивительное, что в скором времени было построено новое общежитие, что означало фактическую победу студенческой молодёжи. Спустя пять лет дипломированный юрист прибыл по распределению в Тамбовскую область.
На дворе стояла хрущёвская оттепель. Генсек Никита Сергеевич был полон оптимизма: «Общественность задавит всю преступность за пять – семь лет!». В соответствии с этой сверхоптимистичной программой действий к началу шестидесятых годов прошлого века в стране практически ликвидировали систему милицейского дознания и следствия. Так что, начав работать в селе Петровском Избердеевского района, Борис Александрович схватился за голову. Единственный следователь на целую округу столкнулся с валом работы. Форточные кражи, хулиганство, дорожно-транспортные происшествия, кражи кур... Бесконечная череда больших и маленьких дел: оформление документов, расследование обстоятельств преступлений, аналитика при скромном вознаграждении в 90 рублей. Днём поездки и общение с людьми, ночью канцелярская работа по составлению текстов выступлений на судебных заседаниях. И один «газик» на всю районную прокуратуру. О выходных даже не мечтал. Но отцовский наказ «держаться» продолжал работать и тут. Да и более опытные коллеги, видя старания новичка, не дали пропасть молодому специалисту. Бывшие следователи милиции, переведённые на другие должности, помогали словом и делом. Даже председатели колхозов и те старались вникнуть в детали, посодействовать. Так Борис Александрович продержался четыре года, после чего по семейным обстоятельствам перевёлся в Мичуринское отделение милиции.
Но главная работа была впереди. Двадцать лет жизни отдал наш земляк прокуратуре, занимая с 1976 по 1996 год пост помощника прокурора города. Выполнял в этой должности рутинную, но необходимую работу по общему надзору за соблюдением законности в деятельности городских предприятий, следственного изолятора, спецкомендатуры. До сих пор Борис Александрович помнит историю со сбросом химических отходов с завода им. Ленина в реку Лесной Воронеж. Проявив определённую смелость, не поддавшись на посулы, сумел довести дело до конца. В результате начальник одного из цехов получил тюремный срок, а Б.А. Гробов – благодарность от Генерального прокурора СССР. «Значимость работника прокуратуры можно определить по значимости его врагов», - резонно рассуждает Борис Александрович. И он наживал могущественных недругов, а на вопрос знакомых, как же тебя не затоптали, с гордостью отвечал: придраться было не к чему.
Важнейшим социальным вопросом во все времена считалось распределение квартир. Помогая другим решить квартирный вопрос, себе Борис Александрович даже не пытался «пробить» улучшение жилищных условий, считал это неэтичным. И поэтому до пятидесяти лет ютился в маленьком домике площадью 23 квадратных метра с женой, двумя детьми, мамой и лохматым четвероногим другом. А таких благ, как машина, дача, у Б.А. Гробова не было и нет.
Десять лет после ухода из прокуратуры Борис Александрович занимался адвокатской деятельностью. Но и здесь не пошёл проторённой дорожкой: не искал богатых клиентов, а помогал униженным и оскорблённым из простого народа. Люди были признательны своему защитнику, коллеги посмеивались: что это за работа такая, себе в убыток.
Несмотря на напряжённую работу, творческая натура требовала выхода. В молодости это было увлечение радиотехникой. Нигде не обучаясь радиоделу, наш герой сначала ловко мастерил радиоприёмники, а позже собрал целый телевизор! Но главной страстью всей его жизни были книги, в детстве приключенческие, позже исторические и политические. Борис Александрович вспоминает, как голодным восьмилетним мальчишкой обменял невиданный по ценности трофей – пистолет на роман Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна». Сегодня книголюб с интересом изучает редкое издание, рассказывающее о судебной системе Древней Греции.
А десять лет назад неутомимый отставной помощник прокурора сам взялся за перо. Не смог держать в себе то, что пережил и осмыслил за целую жизнь. Вскоре одна за другой увидели свет его криминально-исторические повести «Россия – любовь моя!», «Большевики и большевизм», «Оборотень» и другие, всего шесть книг. Как ни странно, наибольшее число почитателей мичуринский автор обрёл не на родной Тамбовщине, а в соседних Липецкой, Воронежской областях и даже в Москве. Книги непримиримого борца с несправедливостью написаны удивительно добротно, художественно, эмоционально. Не зря говорят, талантливый человек талантлив во всём.
В прошлом году Борис Александрович Гробов отметил 80-летний юбилей. Его поздравили родственники, друзья и коллеги. Перешагнув девятый десяток, наш земляк не утерял интерес к жизни. Это ли не пример для подражания?