Поклон нашим предкам от грядущих веков

05 сентября 2014, 23:00 1383

8 сентября - День Бородинского сражения русской армии под командованием М.И. Кутузова с французской армией (1812 г.)

«Раздался гром, который потряс землю под ногами нашими и извергал смерть с такою адскою быстротою, что всякое спасение казалось невозможным…» - именно так два столетия назад князь Н.Б. Голицын описал начало Бородинского сражения.
Сто тысяч убитых с обеих сторон, огромные потери в генеральском составе - и всё это в течение только 12 часов! Бородинская битва не зря считается самой кровопролитной однодневной битвой в истории. Ей посвящали свои произведения выдающиеся писатели и поэты, её славословили и проклинали, о ней спорили (и спорят до сих пор!), но никто и никогда не оспаривал её величие.
И сегодня, накануне 202-й годовщины сражения, в память о погибших героях ещё раз попытаемся воссоздать шаг за шагом основные события того исторического дня…
26 августа (8 сентября по новому стилю) 1812 года, 5 часов 30 минут. «Бог войны», французская артиллерия, открыла огонь по всему фронту, одновременно занимая места для атаки. Основной удар французы нанесли по Багратионовым флешам. Так спустя полвека по имени командующего 2-й армией генерала П.И. Багратиона историки назвали три полевых артиллерийских укрепления на высоте у деревни Семёновское, по сути, являющиеся передовой Бородинской битвы.
Семь атак выдержала эта высота. Тысячи убитых, сотни раненых, но, даже истекая кровью и шатаясь от усталости, русские не сдавались. В этой связи вспоминается подвиг генерал-майора Дмитрия Петровича Неверовского, начальника 27-й пехотной дивизии. Будучи в первой шеренге, готовясь к отражению очередной атаки противника на левую флешь, он, обнажив шпагу и привстав в стременах, успел крикнуть: «Ребята!..» - и тут же повалился с лошади. Пролетавшее вражеское ядро контузило генерала в грудь и левую руку. Поднявшись при помощи солдат, быстро придя в себя, с кличем «Вперёд!» он ринулся в атаку, а следом за ним, обгоняя его, - пехотинцы, опрокидывая французов, сбрасывая их с бруствера укрепления… Французы сражались в боях за флеши ожесточённо, но все их атаки отражались значительно меньшими силами русских. Следующая за ними восьмая атака для Багратионовых флешей оказалась последней…
Поддерживаемые огнём артиллерии французские части Даву, Нея и Жюно в густых колоннах бросились на флеши. Русская картечь безжалостно косила их, но тройное превосходство в силах позволило противнику быстро захватить русские позиции. Тогда Багратион двинул в контратаку все свои силы: противники сошлись в рукопашной…
«Земля тряслась - как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой...».
Эти строки из стихотворения М.Ю. Лермонтова «Бородино» невольно приходят на ум, когда перелистываешь в памяти исторические события тех героических минут.
И в это время русские войска постигло большое несчастье. В ожесточённые минуты боя П.И. Багратион, легендарный соратник А.В. Суворова и М.И. Кутузова, был ранен осколком пушечного ядра в ногу.
Уход с поля генерала Багратиона произвёл угнетающее впечатление на солдат. Они ещё упорно дрались, но усталость от длительного боя и превосходящие силы противника взяли своё: русские вынуждены были отступить…
Отступим и мы ненадолго от нашего повествования. Дело в том, что, получив ранение, Багратион был перевезён сначала в Москву, а затем вынужден был переправиться во Владимирскую губернию. Всю дорогу его сопровождал известный в дальнейшем переводчик и музыкант, непосредственно связанный с нашим городом, князь Николай Борисович Голицын. Здесь, в имении родителей князя, генерал Багратион и скончался. Это произошло 12 (24) сентября 1812 года. Сам Николай Борисович впоследствии так вспоминал о ранении великого полководца: «В 11 часов утра обломок гранаты ударил нашего генерала в ногу и сбросил его с коня… Когда его ранили, он, несмотря на страдания, хотел дождаться последствий скомандованной им атаки Второй кирасирской дивизии и собственными глазами удостовериться в её успехе: после этого, почувствовав душевное облегчение, он оставил поле битвы…». Так судьба великого полководца тоненькой нитью переплелась с Тамбовским краем…
Но вернёмся к нашему повествованию. Захватив Багратионовы флеши, французы не выиграли сражение. Теперь им противостоял не менее сильный и храбрый противник - легендарная батарея Раевского. Сами французы называли её «батареей смерти». И, думается, это не случайно…
Позиция обстреливалась французами перекрёстным огнём с трёх направлений. Несколько раз французская конница повторяла свои атаки, но всё было безрезультатно. И вдруг между поредевшими каре русской пехоты французам удалось прорваться вперёд. Новый бросок - и противнику удаётся зайти в тыл батареи Раевского. Началась жестокая рукопашная схватка. В этом бою русскими солдатами руководил тяжело больной генерал Лихачёв, командир 24-й пехотной дивизии. Ему было трудно ходить, и он сидел на походном табурете внутри укрепления в течение всего боя за батарею. Когда генерал увидел, что французы одержали верх, он встал с табурета и, будучи уже несколько раз раненым, пошёл на французские штыки, не желая пережить поражение своей дивизии. Французы взяли героя, истекающего кровью, в плен…
В начале шестнадцатого часа батарея Раевского была окончательно взята противником. С этого момента исход битвы был практически предрешён. В шесть часов вечера отступлением обеих армий на занятые ранее рубежи Бородинская битва завершилась…
Потери «великой армии» Наполеона в этом сражении по разным подсчётам составили от 30 до 50 тысяч убитыми; русские потеряли около 45 тысяч человек. Беспрецедентными в военной истории оказались потери генеральского корпуса (не случайно эта битва в истории получит ещё одно название - «битва генералов»): убитыми и ранеными у французов оказались 49 (10 убитыми и 39 ранеными), у русских - 29 генералов (6 убитыми и 23 ранеными).
Но если две армии отступили и потери с обеих сторон практически равны, кого в таком случае считать победителем? Этот вопрос вызывает яростные споры вот уже более двухсот лет и вряд ли найдёт когда-нибудь единое решение. Достаточно сказать, что оба командующих - и Наполеон, и Кутузов - сразу после сражения официально заявили о своей победе в нём, а День Бородина и в наше время торжественно отмечается как в России, так и во Франции…
Но до чего бы ни доспорились историки - кого считать победителем, а кого побеждённым - уже тогда было ясно одно: наполеоновской армии не удалось сломить сопротивление русских, более того, на Бородинском поле именно французская армия испытала невосполнимое моральное потрясение, в то время как у русских войск возросла уверенность в победе над противником. И как бы ни пытался французский император в своих бюллетенях представить сражение под Бородином как свою победу, с этого дня в Европе и мире было понятно всем: эта «победа» стала для Наполеона и началом его поражения…