Пока идут старинные часы...

16 января 2015, 23:00 1922
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (01/16/2015 - 13:27)

А.М. Зацепин.

«Сколько же ещё будет храниться у нас эта рухлядь?» - такая мысль, наверное, нередко посещает владельцев старых домов, в которых сохранились доставшиеся от прабабушки старинные часы с кукушкой, украшенная затейливыми вензелями мебель или обрамлённое старомодными завитушками потемневшее от времени зеркало. И, словнорешившись на неблаговидный поступок, хозяева под покровом ночи относят весь этот антиквариат на свалку. Казалось бы, уж теперь эти хранящие на себе отметины минувших десятилетий вещи канут в небытие. И всё же некоторым из них была великодушно подарена вторая жизнь в музее, адрес которого нельзя найти в списке учреждений культуры. 

Домашний музей

Создание музея древностей на дому началось совершенно неожиданно для его основателя А.М. Зацепина около десяти лет назад. Пожилая семейная пара, жившая в одном доме с Александром Михайловичем на улице Красноармейской, оставила ему в наследство свои две небольшие комнатки в благодарность за отзывчивость и готовность всегда помочь. Долго отнекивался А.М. Зацепин от столь щедрого подарка, но родственников, готовых принять наследство, у стариков не оказалось, и крохотная обитель, которую трудно назвать квартирой, поступила в полное распоряжение соседа.
Сначала здесь была мастерская на дому по ремонту магнитофонов, телевизоров, часов. Зная, что Александр Михайлович умелец на все руки, соседи и друзья все отказывающиеся исправно работать вещи несли ему. А потом стены и уголки стали украшаться старинной мебелью и иконами, дореволюционными новогодними игрушками, посудой. Некоторые потрескавшиеся от времени вещицы А.М. Зацепину приносили знакомые, что-то он обменивал или покупал, но многое находил на свалках мусора.
- Вот взгляните на этот образ, - показывает гостеприимный хозяин православную икону, на которой смутно проступает лик почитаемого на Руси Николая Угодника. - По моим прикидкам, он родом аж из ХVII века. И если уж у меня, человека, который не слишком заботится о своей будущей загробной жизни, не поднимается рука выкинуть такую святыню, как же могут поступать называющие себя православными? Выброшенные за ненадобностью иконы - далеко не редкость. Те из них, что попались мне на глаза, теперь висят здесь. Как-то раз ко мне пришла бабушка с просьбой отремонтировать радиоприёмник. Разбираю я старенький аппарат и вдруг слышу: моя бабуля падает на колени и начинает громко молиться. Оказалось, один из образов моего импровизированного иконостаса один в один похож на украденную из её дома 40 лет назад икону. «Сынок, отдай мне эту святыню, никаких денег не пожалею», - со слезами попросила она. Подарил я ей ту икону, денег не взял, да и как можно за сребреники продавать духовные ценности. И так, через мои руки, многие иконы обретали новый дом. Главное для меня - видеть, что образ действительно свят для человека, которому я его отдаю.
Частенько просили Александра Михайловича продать некоторые образа, особенно привлекает многих упомянутый выше образ Николая Угодника. «Его не отдам ни за какие деньги, - признаётся Александр Михайлович. - Дороги мне, к примеру, и фотоаппарат ФЭД-1, побывавший в руках фотокорреспондента времён Великой Отечественной, и наручные часы 1924 года выпуска, которыми награждали отличников производства, и гирьки весом в один фунт. Быть может, не имеют они никакой материальной ценности, но каждая из этих вещей безмолвно хранит свою историю, тесно переплетённую с историей нашего края».

Умиротворяющий
приют

Во владениях коллекционера древностей возникает чувство, что время течёт здесь как-то иначе. На стенах и полках - множество всевозможных часов: будильники, ходики с кукушкой, наручные… Ни одни из них, по признанию владельца, не попали к нему в исправном состоянии. Над каждым механизмом пришлось поколдовать, найти нужную шестерёнку, почистить.
Возвещают о пройденном временном отрезке то одни, то другие часы. Мирное их тиканье словно отторгает привычную суету и навевает тихое умиротворение. По признанию хозяина, он сам отдыхает душой в этих комнатках. В старом кресле с набитой ароматным табаком трубкой в руках под звуки, льющиеся с пластинки с записью песни «Любовь нечаянно нагрянет» в исполнении Леонида Утёсова, он не замечает, как проходит время. А бывает, в гости заглядывает повздоривший с супругой друг: «Саш, я поживу у тебя пару деньков, отлежусь. У тебя здесь как-то… всё по-другому. И мысли правильные в голову приходят». Такие просьбы для гостеприимного хозяина далеко не в новинку. Старые вещи излучают невидимую умиротворяющую энергетику, в благодатном воздействии которой А.М. Зацепин и его друзья убеждались не единожды.
«Не всем же собирать доллары и евро, - словно отвечая на вопрос, зачем нужны ему все эти в большинстве своём не представляющие материального интереса вещи, задумчиво замечает Александр Михайлович. - Мне, например, доставляет несказанное удовольствие полистать старинные издания и альбомы с постановочными чёрно-белыми фотографиями. Недавно вот нашёл жизнеописания Ленина, Крупской, Петра I. Жаль, что всё это богатство оказывается на помойке».
Найденные и отреставрированные вещи рачительный хозяин иногда продаёт, а то и просто дарит. Однако охотников до старых вещей с целью их перепродажи на дух не переносит и может безошибочно вычислить их среди своих потенциальных покупателей. Но помнятся больше посетители, движимые не меркантильным интересом. Однажды к нему заглянула молодая семейная пара из Москвы. Оценив внешний вид столичных гостей и сверкающий на обочине внушительных размеров джип, на котором они приехали, недоумённо поднял брови, не понимая, что же они надеются найти в Мичуринске такого, чего нет в Москве.
«Здравствуйте, мы слышали, что вы коллекционируете старые вещи, - обратился к хозяину молодой мужчина. - Мы бы хотели купить у вас старый утюг, в который угли засыпать нужно». На вопрос, зачем этот увесистый предмет домашнего обихода им понадобился, супруги пояснили, что их 85-летний дедушка с ностальгией вспоминает свои молодые годы, маленький отчий дом с самодельными занавесками на окнах, единственным украшением интерьера - лубочной картинкой по мотивам шишкинского «Утра в сосновом лесу» и… тяжёлый пышущий докрасна раскалёнными углями утюг. Таковой, собственно, и хранился на полках домашнего музея А.М. Зацепина. С радостью обнаружили супруги во владениях коллекционера и упомянутую картинку. А потом не поленились сообщить, какую неподдельную радость доставили их находки старику. Дедушка со слезами на глазах признался, что это лучшие подарки к дню рождения в его жизни.

Встреча с Высоцким

Особое, трепетное отношение у Александра Михайловича к пластинкам с записями Владимира Высоцкого и его портретам. Они напоминают о незабвенной встрече в далёком 1972 году с этим поэтом, бардом, актёром театра и кино. Александр Михайлович служил в ракетных войсках в Голицыно, когда под его начало попал новобранец Костя Рябов. В наше время этого юношу, сына известного тогда генерал-лейтенанта авиации, назвали бы мажором. В армию представитель золотой молодёжи попал в качестве родительского наказания за то, что отказался жениться на приглянувшейся именитому отцу девушке из не менее именитой семьи. Но друзья опального сына не забывали, и один из них на день рождения сержанта Рябова подарил имениннику… ордер на квартиру в Черёмушках. Оформив отпуск на пару дней, Рябов и его командир Зацепин отправились осматривать подарок. В новёхонькой квартире царила пустота, скупую гармонию которой нарушали две коробки: одна с вяленой воблой, другая - с чешским пивом. Во время дегустации этих гастрономических прелестей в дверь раздался стук.
- Ребята, у вас лишней посуды не найдётся? - смущённо поинтересовался стоявший на пороге Александр Абдулов. Как оказалось, актёрская братия, возглавляемая звездой советского кинематографа, отмечала получение Высоцким ордера на квартиру, расположенную на одной лестничной площадке с подаренной сержанту Рябову.
- Мы если только воблой поделиться можем, у самих квартира пустая, - развели руками наши герои. Такое предложение заинтересовало элиту отечественного кинематографа, и вскоре две коробки вместе с их владельцами перекочевали в новую квартиру Владимира Высоцкого.
Тогда люди были проще, уверен Александр Михайлович, не то что сейчас, когда не бог весть какой актёр считает себя звездой вселенского масштаба и искренне полагает, что его статус должен всем внушать трепетное почтение.
Вообще, среди друзей Александра Михайловича немало известных и ярких личностей - историки, профессора и даже белый маг. А.М. Зацепин признаётся, что сезонную работу в весенне-летний период в тире, расположенном в парке культуры и отдыха, избрал потому, что она преподносит немало интересных встреч. Поупражняться в меткости приходят люди разных возрастов и национальностей: немцы, французы, испанцы, чеченцы и даже индусы.
Домашний музей хранителя древностей постоянно пополняется новыми экспонатами. После проведённой Александром Михайловичем реставрации старинные часы снова отмеряют время, медали и значки сияют отполированными гранями, с картин на нас смотрят люди, жившие в прошлых веках, воскресают из небытия эпизоды их судеб, из которых, как мозаика, складывается наша история.