Неунывающая Инга

01 декабря 2014, 23:00 2864
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (12/01/2014 - 17:14)

Инга Рогис с дочерью Светой. Фото Юлии Голышкиной.

Рыжеволосая, улыбчивая, с лицом, усеянным весёлыми веснушками, общительная и дружелюбная... Я знала Ингу Рогис ещё будучи ребёнком. Вместе ходили в лагерь дневного пребывания при Доме пионеров, и эта светлая, солнечная девочка была в нашем отряде командиром. Правда, выделялась она среди других детей не только своими лидерскими качествами, прямолинейностью, каким-то обострённым чувством справедливости.
Имелась в её облике одна особенность, которую сложно было не заметить: нарушенная координация движений. Тогда-то и услышали девчонки и мальчишки из нашей лагерной смены незнакомое прежде тревожное словосочетание: детский церебральный паралич. Я лично после этого прониклась к Инге ещё большим уважением, ведь, невзирая на свой недуг, она была цельным человечком, к которому тянулись другие дети.
Прошли годы, мы выросли, и Инга, конечно же, давно меня забыла. Я узнавала её в толпе прохожих, потом увидела с детской коляской, ещё позже - ведущей за руку премиленькую девчушку с блестящими на солнце медово-медным отливом волосами. Несколько раз собиралась подойти к Инге Рогис, попросить интервью. Но как-то не решалась, боясь лишний раз напомнить о болезни, ведь написать хотела не просто так, а к дате: к Международному дню инвалидов. Как оказалось, сомневалась зря. Инга откликнулась на предложение встретиться легко, охотно. Разговор получился искренним и очень откровенным.

Я ХОТЕЛА
ДОКАЗАТЬ,
ЧТО НИЧЕМ
НЕ ОТЛИЧАЮСЬ
ОТ ДРУГИХ

По странной случайности, в которой молодая женщина готова усмотреть мистическое совпадение, на свет появилась она 3 декабря, позже эта дата была объявлена Международным днём инвалидов. Роды протекали сложно, ребёнок родился синюшного цвета с признаками кислородного голодания. Врачи предположили ДЦП. Мать девочки надеялась, что это ошибка, но в три года печальный для семьи диагноз окончательно подтвердился.
Жизнерадостная малышка не разделяла волнений взрослых: росла, развивалась в срок. А затем и вовсе опередила многих сверстников, рано освоив счёт и азбуку. К семи годам Инга уже читала содержательные книги, в которых было место как для сказочных приключений, так и для раздумий над тем, что есть добро и зло, как правильные и ошибочные поступки способны повлиять на будущее, изменяя течение событий.
В шестнадцатую школу ученица с латышской фамилией Рогис пришла с богатым словарным запасом и обширными для первоклашки знаниями. Своим твёрдым характером Инга по духу оказалась ближе мальчикам, ища и находя в них своих единомышленников. Класса до шестого она не привыкла сама носить портфель.

 

Три кавалера с соседней улицы по утрам заходили за ней домой, и все дружной гурьбой бежали в школу. Вечером важный груз с учебниками и тетрадями, из-за очерёдности нести который у пацанов случались даже драки, в целости и сохранности доставлялся по нужному адресу.
И всё-таки физические проблемы, связанные с ДЦП, давали о себе знать. За счёт нашей героини решили самоутвердиться слабаки из старших классов. Им было совершенно безразлично, о чём думает, мечтает эта непохожая на остальных детей девчонка, какие у неё цели и представления о мире. Она для них была всего лишь навсего объектом для травли. В не перегруженных лишними извилинами умах выстроилась устойчивая цепочка: школьница выделяется среди других, значит, она больная, а коли нездорова, то получается, что глупая. Инга, болезненно переживая незаслуженные нападки, старалась доказать, что она нормальная, не хуже остальных детей. Дневник пестрил отличными отметками, список прочитанной литературы пополнялся всё новыми и новыми произведениями. Но разве эти доводы могли иметь вес у тех, кто выбрал себе мишенью беззащитную девчонку? Даже взрослые с крепкими нервами способны при неблагоприятном стечении обстоятельств дать слабину. А героиня нашего повествования была всего лишь ребёнком, попавшим в поле зрения нескольких паршивцев. Днём она старалась сохранять лицо, отстаивать свою индивидуальность, а по ночам с промокшей от слёз подушкой делилась своими горестями.
В одиннадцатом классе прилипло к девушке ещё одно несчастье. Как и мама, она заболела сахарным диабетом.
Судьба не баловала. Но главное заключалось в том, что хороших людей Инге встречалось в разы больше, чем плохих. Поддерживали, выслушивали в урочное и неурочное время учителя, как к близкому, родному человеку можно было прийти к Маргарите Александровне Назаровой - руководителю открытого при Доме пионеров Ордена милосердия, и, конечно, первым советчиком оставалась мама. Чуткая женщина, заметив поселившуюся на лице дочки грусть, выпытала причину изменившегося настроения и предложила ей воздвигнуть мысленную планку, ниже которой не стоит опускаться: «Необходимо оставить за её бортом все переживания, думы о своих обидчиках. Доказать этим парням что-либо невозможно, значит, пускай и дальше источают яд, он больше не отравит жизни, ведь ты сумеешь выработать на него противоядие». Что же касается заболеваний, они, конечно, не делают жизнь человека легче, но вместе с тем и не являются первоосновой несчастья и счастья. Здоровый может предаваться унынию, а болящий источать оптимизм. Здесь многое зависит от настроя.

КОГДА МАМЫ
НЕТ РЯДОМ

Мать, предоставляя дочке свободу и возможности для саморазвития, конечно, всё же её опекала. С утра будила сначала в школу, а затем в университет (Инга поступила учиться на экономический факультет МичГАУ). Женщине приятно было накормить пришедшую после занятий девочку с любовью приготовленным обедом, поговорить за чашкой чая с ней по душам. Всё в целом у Инги складывалось неплохо. Студенческая жизнь радовала успехами в учёбе и хорошими знакомыми. Молодость расписывала окружающую действительность всей цветовой палитрой, в которую хотелось добавлять новые и новые оттенки радужного настроения. Но яркая картина всего за сутки изменилась до неузнаваемости. Теперь в ней поселился траур. Неожиданно не стало мамы.
Через полгода папа женился на другой женщине и переехал к ней. А Инга осталась в опустевшем доме совсем одна. В своих 45 квадратных метрах на улице Гагарина хотелось в голос кричать от одиночества. Однако девушка, сжав зубы, погрузилась в учёбу. На выпускном она в числе немногих получила красный диплом о высшем образовании. Затем хотела, как и планировала прежде, продолжить учёбу в аспирантуре, начать трудиться над кандидатской диссертацией, но поняла, что с потерей самого близкого человека она лишилась поддержки, как моральной, так и материальной. С надеждами на дальнейшие научные изыскания пришлось распрощаться. Опустевшую нишу заполнила апатия.

ДУРНАЯ
КОМПАНИЯ

Девушка физически не переносила тишину. Тяжелее всего приходилось по вечерам. Так хотелось наполнить опустевшие комнаты звуками шагов, голосами. «На помощь» пришли подружки. Стали частенько захаживать в гости, приводить с собой молодых людей. Шумные посиделки до зари, звон бокалов, разговоры ни о чём - день за днём завертелись надоедливой пёстрой кутерьмой. Нередко певшие дифирамбы дружбе девицы просили у девушки денег в долг. Тратилась на разносолы щедрая хозяйка. А на то, чтобы оплатить коммунальные услуги, скудной пенсии по инвалидности не хватало. Да и не задумывалась она о последствиях такого неразумного поведения. Ведь платёжками прежде занималась только мама, вопросы ЖКХ обходили дочку стороной. Через некоторое время все подружки повыходили замуж и забыли Ингу. Она снова оказалась наедине с собой в обветшавшем жилище, в котором теперь не было ни света, ни воды. А дальше ещё хуже - запутавшаяся в клубке проблем бедняга попала в дурную компанию. Не сразу она поняла, что молодёжь, гостеприимно впущенная в личное пространство, увлекается наркотиками. Зачастившие визитёры вели себя в доме у одинокой девушки по-свойски: колоться вмести с ними, слава Богу, не уговаривали, зато дебоширили, забирали все сбережения, вынуждая больную сахарным диабетом голодать. Великих усилий стоило ей пресечь эти посещения.
А затем началась новая страница в жизни Инги: она влюбилась!

РОДЫ ВОПРЕКИ

Внимательный, красиво сыплющий комплиментами Слава (имя изменено. Ред.) покорил девушку своей эрудированностью, превосходным владением английского, музыкальностью, сочинением текстов и стихов на родном и иностранном языках. Инга верила, что свяжет свою жизнь с этим человеком. А когда поняла, что ждёт ребёнка, то одновременно обрадовалась и испугалась: сахарный диабет и ДЦП наводили на серьёзные размышления.
Славик под давлением мамы, воспротивившейся родству с больной девушкой, исчез, отказавшись признавать будущее отцовство. Невзирая ни на что, Рогис приняла решение рожать. Своё интересное положение месяцев до пяти держала в секрете, а потом огорошила отдалившихся за последние пару лет родных неожиданным сообщением. Родственники дружно начали настаивать на незамедлительном прерывании беременности. Доводы приводились самые разнообразные: от предполагаемого рождения больного малыша до неспособности будущей матери ухаживать за грудничком. «У тебя руки трясутся, начнёшь пеленать ребёнка и уронишь, как потом с таким камнем на сердце жить?», «Не прокормишь», «Умрёшь при родах», «Ухудшишь состояние своего здоровья», - сыпали пугающими доводами близкие и наконец повезли молодую женщину в Тамбов на искусственные роды. Пациентку обследовали сначала эндокринологи, затем передали в перинатальный центр. Здесь притихшая до поры до времени Инга раскрыла карты, заявив, что намерена поступать по-своему и никогда не думала отказаться от планов стать матерью. Лечащая врач неожиданно поддержала: «Если не родишь сейчас, другого шанса больше у тебя не будет». С пониманием отнеслись к необычной беременной и в родильном доме в Мичуринске, где нашей героине сделали кесарево сечение. Девочка Света, невзирая на самые мрачные прогнозы родственников, родилась абсолютно здоровеньким ребёнком.

ПЕРВАЯ
ПОМОЩНИЦА
И ПОДРУЖКА

Появление самого дорогого на свете человечка стало настоящим счастьем. Инга утверждает, девочка никогда не доставляла ей особенных хлопот. Не кричала ночи напролёт, ела и спала по расписанию. Женщина, уложив мирно посапывающую малютку в кроватку, могла безбоязненно отбежать на рынок и купить продукты. А когда Светочка немного подросла, у мамы появилась настоящая помощница. Вместе теперь они готовят супы, шинкуют капусту и морковку. Дочка лет с шести ловко моет полы, протирает пыль, гладит своё бельишко. Сейчас Светлана учится в первом классе и легко осваивает школьную программу.
- Я стараюсь научить дочь всему, что сама умею, - делится Инга. На секунду замолкает, на лицо ложится тень задумчивости. В голосе появляются звенящие натянутой струной нотки. - В этом году я отпраздновала печальный юбилей: двадцать лет с тех пор, как заболела диабетом. В голову нет-нет да и приходят грустные мысли, вспоминаю скоропостижно скончавшуюся маму и осознаю, что сильнее всего мечтаю пожить подольше! Ведь для дочки я единственная опора.
Жизнь двух Рогис, старшей и младшей, не назовёшь безоблачной. На работу Инга, как ни пробовала, не смогла устроиться. Не помог ей в этом даже диплом, покрасневший от выстроившихся в ряд пятёрок. Пенсии в десять тысяч и пособия на ребёнка - 295 рублей едва хватает, чтобы сводить концы с концами. Слегка спасают положение изредка заглядывающие к нашей героине знакомые студенты. Они, не справляясь самостоятельно с контрольными, рефератами, курсовыми, обращаются к Инге за помощью. «Я довольна своей памятью, ведь она бережно хранит все сведения, факты, цифры, которые когда-либо черпала из книг. В нужный момент они всплывают в подсознании, - рассказывает Инга. - А если что-то раньше и прошло мимо моего внимания, то узнаю, проштудировав специализированную литературу. Когда-то давным-давно меня попросили сделать контрольную по химии. Этот предмет не слишком был мне близок, но голод подстёгивал, ведь за работу обещали отблагодарить. Я обложилась учебниками и правильно выполнила все задания. Тогда-то и поняла - возможности мои неограниченны!».
Наверно, потворствовать лоботрясам, выдавая свой ум за их, не слишком правильно. Но это вынужденная мера, и прибегает женщина к ней нечасто. Дочку же Инга учит до всего доходить своей головой, стараясь не зацикливаться на том, что нет компьютера и новомодного телефона. Заботливая мать приучает ребёнка радоваться мелочам: плывущим по городской реке уткам, первым цветам и снегу, котятам, появившимся у кошки, и прочим мелочам, из череды которых рисует жизнь свои неповторимые узоры.