«Мичуринка», твои мы журавлята

17:32 28 ноября 2016 «Общество» «100-летие газеты "Мичуринская правда"»

Когда приезжаю в свой родной город, всегда неизменно забегаю в редакцию городской газеты, откуда начинал свой журналистский путь. Немало пишущих журналистов могут с уверенностью сказать: «Мы все вышли из «Мичуринской правды».

Первые шаги

До сих пор помню первую заметку, которую подготовил, и как попал в редакцию. Учился я в 1978-1986 годах в школе № 1, и мой пионерский отряд носил имя поэта Василия Кубанёва, который в 1937-1938 годах сотрудничал с «Мичуринкой». Я был звеньевым и вёл поисковую работу, переписывался с представителями пионерского отряда из города Уварово. Меня поразила биография Кубанёва - он прожил всего 21 год, а успел оставить такой яркий след. Большая часть его рукописей погибла во время бомбёжки города Острогожска, где жила тогда семья Кубанёвых. Лишь после войны Борис Иванович Стукалин, вернувшись с фронта, стал собирать по строчкам произведения поэта, нашёл подшивки газет. И даже из того, что сохранилось, можно издать четыре тома произведений Василия Михайловича. Я в шутку тогда стал говорить: «А я хуже Кубанёва что ли…». Поэтому тоже начал писать стихи, отослал конверт в «Мичуринскую правду», но ответа не получил. Стихи, естественно, не опубликовали. Потом и сам понял, что они были очень слабые.
Но у меня уже начинали скапливаться воспоминания многих людей о Кубанёве и ветеранах Великой Отечественной войны. Отослал в редакцию пару заметок. К удивлению, вскоре получил письмо на фирменном бланке от корреспондента Леопольда Артуровича Израеловича: он просил зайти в редакцию, чтобы уточнить некоторые моменты материалов. Моей радости не было предела, немедленно помчался в редакцию. Так я впервые переступил порог городской газеты. А 5 июня 1984 года на третьей странице была опубликована моя заметочка о том, как мы поздравляли ветерана Великой Отечественной войны. Но самое интересное, что на следующий день в газете был опубликован обзор стихов, подготовленный внештатным корреспондентом Михаилом Калашниковым, и в нём упоминался один мой стих. Автор советовал учиться у Кубанёва.


Клуб
юных журналистов

Леопольд Артурович очень внимательно относился ко всем материалам, которые я приносил, уделял много внимания и как-то невзначай спросил: а есть ли у меня товарищи, которые тоже пишут. Мой одноклассник Гена Смыков начинал тогда писать, а Владик Мячин больше занимался фотографированием. Израелович предложил организовать в редакции клуб юных журналистов. Мы, несомненно, согласились и каждую среду собирались в редакции, выполняли задания Леопольда Артуровича, пытались даже редактировать чужие материалы, но это было редко. Помню, как мы выбирали название нашего клуба. Владик Мячин предлагал «Комсомолец», хотя сам не состоял в ВЛКСМ. Но мы с Геной возражали. Я в тот момент был влюблён в поэзию Расула Гамзатова и предложил назвать КЮЖ (клуб юных журналистов) «Журавлёнок» по ассоциации с известным стихотворением. Израеловичу название понравилось. Председателем КЮЖа избрали меня, поэтому регулярно стал вести дневник занятий. Правда, записи были короткими, и к концу года собралась только тоненькая тетрадка. Но это была память о наших занятиях. Уже в 1990-е годы, когда разбирал свои бумаги, нашел её и передал на хранение в Мичуринский городской архив.
Вскоре в моём классе интерес к журналистике стала испытывать Света Воробьёва и попросила меня отвести её в редакцию. Мы поднялись тогда на второй этаж в кабинет Израеловича, я познакомил их. Так Светлана тоже стала захаживать на наши занятия, писать, а после школы поступила на факультет журналистики Воронежского государственного университета. Она была одним из первых лауреатов премии имени Василия Кубанёва, которая учреждена городской журналистской организацией по моей инициативе.

Мой наставник

Леопольд Артурович всегда был дружелюбен, никогда не слышал, чтобы он повышал голос. Зная о моём увлечении Кубанёвым, он спросил как-то: «А не знаком случайно ты с Тимофеем Илларионовичем Бубновым, бывшим нашим корреспондентом?». Я отрицательно помотал головой. «Сходи к нему обязательно домой, проведай, он тебе много чего интересного расскажет, поделится воспоминаниями», - посоветовал наставник. И я несколько раз побывал в квартире Бубнова на улице Украинской, приглашал его выступать к нам в класс с воспоминаниями о Кубанёве. Рассказы Тимофея Илларионовича я использовал в своей книге «В.М. Кубанёв», изданной в московском издательстве «Спутник+» в 2015 году. За эту книгу и за цикл публикаций о Кубанёве Союз журналистов вручил мне премию по итогам 2015 года.
В одном кабинете с Израеловичем работали Нина Алексеевна Кострикина и Володя Никулин. По натуре это были совершенно разные люди. Нина Алексеевна, на мой взгляд, была более строгая, и если честно, я её тогда почему-то немного побаивался. А Володя Никулин всегда казался парнем-рубахой, любил играть в шахматы.
Так как в редакцию в конце 1980-х - начале 1990-х я забегал постоянно, то Никулин нередко просил меня написать какую-нибудь информационную заметочку, приговаривая: «У вас же в институте что-то происходит - сделай срочно 20 строк, есть место в газете». Для меня это стало не проблемой, так как старался присутствовать на многих мероприятиях и находился в курсе событий. Был период, когда в течение нескольких недель в каждом номере публиковались мои маленькие заметочки. Заведующий кафедрой литературы Василий Иванович Попков, также активный автор газеты и лауреат премии Кубанёва, в шутку назвал меня на заседании литературно-творческого объединения «Лесной Воронеж» королём информации. Я, конечно, понимал, что он пытается подбодрить, но всё равно было приятно.
А с Леопольдом Артуровичем я поддерживал хорошие отношения до самой его смерти. Когда в 1991 году проходил педагогическую практику в своей родной школе № 1, на внеклассное занятие перед Днём печати, которое в то время отмечалось пятого мая, пригласил Израеловича. Впереди был День Победы, поэтому журналист рассказал и о своём боевом пути.
Уже позже, когда я служил в милиции, Леопольд Артурович подарил мне сборник воспоминаний ветеранов и краеведов, отредактированный им и изданный в 1995 году к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне. Прочитав книгу, я осознал, какой титанический труд проделал Леопольд Артурович по сбору материалов, уточнению всех фактов. Это был Журналист с большой буквы! И мне приятно, что свои первые шаги в журналистике я делал под его началом!
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голоса)