Маньчжурское противостояние

21 февраля 2014, 23:00 1533
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (02/21/2014 - 13:49)

Д.Н. Ефремов.

Хочу рассказать о своём отце, участнике Великой Отечественной войны Дмитрие Николаевиче Ефремове,1918 года рождения. В ряды Красной Армии его призвали в 1939 году. Проходил воинскую службу на Дальнем Востоке. В то время советское правительство было вынуждено держать там большое количество войск и техники. Это было обусловлено тем, что Китай захватила Япония, а в Маньчжурии на границе с СССР стояла мощная квантунская армия, которая в любую минуту могла напасть на нашу страну.

Сначала отец попал в учебное подразделение, где получил воинскую специальность командира расчёта легендарного пулемёта «максим». Наши войска активно готовились к ожидаемому вторжению японцев на территорию СССР. Японцы, дислоцировавшиеся на противоположном берегу реки Уссури, регулярно проводили военные учения, цель которых - запугать наших солдат. Но Красная Армия в долгу не оставалась, устраивая ещё более впечатляющие учения войск.
Служба у отца подходила к концу, когда началась Великая Отечественная война. И были все основания предполагать, что вслед за Германией Япония вот-вот нападёт на нашу страну. Сразу же после объявления войны отец и его сослуживцы стали просить командиров, чтобы их отправили на фронт. А в ответ слышали: «Ваш час ещё настанет, солдаты и здесь нужны».
По всей границе с Китаем вдоль реки Уссури была создана сеть укреплённых районов, в которую входили доты (долговременные огневые точки) и дзоты (деревянно-земляные огневые точки). В них заняли оборону пулемётно-артиллерийские подразделения. Таким образом отвлекалось большое количество людских сил и техники, которые были необходимы на советско-германском фронте.
Нередко в землянки к нашим бойцам заходили пограничники, чтобы отдохнуть и погреться в зимнее время. Они рассказывали, что «самураи» часто нарушают границу с целью совершения диверсий и добычи разведданных. За этими занятиями их часто задерживали.
Напротив укрепрайона, в котором находился мой отец, на берегу реки Уссури японцы построили крепость. В ней разместилось большое количество войск и техники. В погожие тихие вечера оттуда отчётливо доносились строевые песни, которыми японцы поднимали свой воинственный дух. И постоянно раздавалась стрельба с учебных полигонов. Было очевидно, что японцы готовились к вторжению на нашу территорию. Зачастую японские снайперы обстреливали наши позиции. Во время очередного обстрела был убит молоденький лейтенант, только прибывший для прохождения службы из военного училища. Японцы систематически совершали провокации, пока наши войска не разгромили немецко-фашистские под Сталинградом. После этого они сделались, как шёлковые. Сталинград преподал им хорошую науку.
Тем временем отец и его однополчане ждали своего часа и несли нелёгкую воинскую службу до 9 августа 1945 года, когда на станцию Прохазка, находившуюся в тылу наших войск, подошёл бронепоезд, вооружённый корабельными пушками большого калибра. В течение часа бронепоезд обстреливал позиции квантунской армии. Снаряды летели над головами наших бойцов. Ответа с противоположной стороны реки не последовало – крепость молчала. После артподготовки в расположение противника была послана разведка. В составе разведгруппы был и мой отец. Он разместился на носу баркаса со своим «максимом». Когда добрались до противоположного берега, отец залёг с пулемётом на берегу, прикрывая высадившихся товарищей. Но крепость молчала – японцы покинули её, когда начался артобстрел.
После этого личный состав укрепрайонов был в спешном порядке переправлен по сооружённой понтонной переправе на территорию Маньчжурии, и началось её освобождение от японских захватчиков. К тому времени подошло подкрепление с фронтов Великой Отечественной. По рассказам очевидцев «самураи» сопротивлялись отчаянно и умело. Отступая, японцы нередко оставляли для прикрытия своего отхода камикадзе, которых приковывали вместе с пулемётом цепью к железному столбу. Когда у этих смертников кончались патроны, они делали себе харакири.
А как были рады освобождению от рабства маньчжуры, которых японцы считали людьми третьего сорта. Отец рассказывал: «Идём однажды колонной по полевой дороге. Смотрим, вдали на поле работают какие-то люди. Подошли поближе – люди пропали. Оказывается, приняв нас за японцев, они спрятались за кочки, которых там было в изобилии. Узнав, что мы русские, обрадовались, начали нас обнимать, жать руки. Привели в свой посёлок, каждый старался угостить чем-нибудь русского солдата.
В конце концов Квантунская армия была разгромлена 23 августа 1945 года. Немалые потери были и с нашей стороны. 2 сентября 1945 года в Токио был подписан пакт о безоговорочной капитуляции милитаристской Японии. А отец мой, вернувшись домой в 1946 году, поступил на работу в Мичуринский городской отдел внутренних дел, где и прослужил старшиной до выхода на пенсию в 1975 году. Он награждён медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За боевые заслуги», «За победу над Японией», орденом Отечественной войны, медалью Жукова, несколькими медалями «За безупречную службу в органах МВД». А в 1945 году приказом №372 Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина ему была объявлена благодарность. Умер отец в 1999 году.