"Афганец" с поющей душой

20 марта 2015, 23:00 2084

С чего бы, кажется, военному в отставке писать стихи. Тем более когда ему давно не восемнадцать. Ведь это в юности едва ли не каждый  третий грешит четверостишиями. С годами страсть к рифмованию проходит, и из легионов случайных авторов остаются лишь единицы тех, для кого поэзия - смысл жизни и призвание. Но жизнь не заезженное кино, её нельзя заставить штамповать людские судьбыпод копирку. Вот и бывший «афганец» Александр Маркелов неожиданно для многих в свои пятьдесят с гаком вдруг в корне поменял приоритеты, его увлёк водоворот поэзии и музыки.  

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (03/20/2015 - 13:59)

В детстве, по собственному признанию Александра, он сочинял лишь иногда Незнайкины стихи: по нескольку незамысловатых строк весёленького содержания. Серьёзно же к поэзии наш герой в юном возрасте не относился. Мальчишка, как многие его товарищи, мечтал о мужественной профессии военного. Поэтому после школы Саша поступил учиться подальше от родного Мичуринска в Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище имени Маршала Советского Союза И.С. Конева. Вернуться на малую родину ему довелось не скоро. После получения диплома сначала пять лет служил в Германии, затем ещё четыре - командиром в мотострелковой роте на Украине. Оттуда Александра направили в Афганистан. В горячей точке он провёл ровно два года: с 13 марта 1985 по 13 марта 1987.
Воины-интернационалисты не слишком любят вспоминать драматические события, участниками которых были сами. Немногословен и наш герой. Красноречивее своего хозяина рассказывает о нём его награда: орден Красной Звезды. Этот боевой знак отличия командир роты получил за выполнение поставленной перед подразделением задачи. Неожиданно в горно-пустынных окраинах Кандагара военнослужащие попали в засаду. Маркелов не растерялся, сумел быстро сориентироваться, и личный состав вышел из боя без единой потери. Изрядно потрепав душманов, солдаты продолжили выполнять приказ.
В Кандагаре наш земляк получил звание майора, стал заместителем командира батальона. После Афганистана он продолжил службу в Венгрии и вновь на Украине. В Артёмовске попал под сокращение. Для армии настали тяжёлые времена. Многие толковые офицеры оказывались за бортом и были вынуждены каждый по-своему искать, как выжить, прокормить семьи в изменившемся государстве. Александр вернулся в Мичуринск и стал «вольным» таксистом. Работа эта приносила мужчине удовлетворение. Всё время в дороге, каждый раз новые лица, знакомства. Порой в голову приходили мысли о белогвардейцах, нередко таксовавших на чужбине, где-нибудь в Париже или в Нью-Йорке. Что означают крутые повороты в жизни, они тоже знали не понаслышке.
Стихи Маркелов начал сочинять в пятьдесят шесть. Однажды крестница, которую он по стечению обстоятельств воспитывал, обратилась с просьбой: придумать четверостишия про животных. Один из педагогов в школе дал детям такое творческое задание, с которым девочке никак не удавалось справиться. Крёстный на удивление быстро зарифмовал истории о зайце, волке, белочке. И неожиданно почувствовал, что не может остановиться. Начал слагать и посвящать серьёзные и с юмором четверостишия своим друзьям и близким. Один из знакомых, прочитав очередной опус Маркелова, посоветовал: «Тебе необходимо серьёзнее заняться творчеством. Все предпосылки к этому, очевидно, есть. А не развивать данный Богом талант просто грешно».
Спустя сутки-другие у героя нашей публикации родился первый настоящий стих. Навеяли его воспоминания об Афганистане. Невольно вспомнились стоящая по четыре месяца кряду засуха, кружащаяся в воздухе и оседающая толстым слоем на вещах, лице пыль и приходящий вслед за жарой сезон дождей, мелкие надоедливые мошки, беспощадно атакующие прилёгших ночью отдохнуть в одном из временных укрытий солдат. Там, на чужбине, всё время вспоминались русские равнины и леса, дорогие, почти как мама и сестра, белоствольные берёзки.
За рекой у леса тёмного
Три берёзки встали в круг,
Красотой своею русскою
Сердце защемили вдруг.
Три берёзки белоствольные
Молча слушали меня,
По щекам катились слёзы -
Плакала душа моя.
Вслед за литературным «первенцем» зачастили другие. Начинающий поэт не знал, как оценивать нахлынувшее на него творчество. Наконец решился показать его знатоку русского языка - своей родной сестре. Доктор филологических наук, профессор Татьяна Викторовна Маркелова долгое время преподавала на филологическом факультете в Мичуринском государственном педагогическом институте, а ныне - проректор Московского государственного университета печати имени Ивана Фёдорова. Сестра показала пробу пера Александра коллегам-филологам. Те вынесли свой вердикт: «Писать получается. Смысл продолжать сочинять определённо есть. Но автору следует больше работать над собой, читать, запоминать, анализировать». После слов одобрения и дельных советов, полученных от авторитетных знатоков великого и могучего, наш земляк с головой окунулся в творчество. Из-под его пера одно за другим выходили всё новые и новые стихотворения. Военный в отставке постоянно чувствовал потребность излить душу на бумаге: творил не ради красного словца, а по велению какого-то так долго спящего и вот наконец проснувшегося внутреннего голоса. Скоро к стихотворениям присоединились песни. Текст и музыка начали возникать в сознании одновременно. Рука, точно в юности, тянулась к гитаре. Как истинный мужчина, многие строки он посвящал, конечно, женщине. В них она оказывалась бесконечно разная, как сама жизнь. Иногда совсем беззащитная и уставшая от накопившихся за пройденные годы тревог и волнений, одновременно знакомая и незнакомая. Ей он обещал: «На твоём лице осени печать. Нежностью её буду я снимать». А порой манящая и далёкая, словно мечта:

Я пройду через всё,
Я пройду через всех,
Отыщу я тебя
И услышу твой смех.
И на руки свои
Я тебя подниму.
И уже не отдам
Никогда, никому.
Песни и стихи - словно дети. До поры до времени живут со своими родителями, а затем разлетаются в разные стороны. Вот и поэтические работы Александра сейчас вовсю гуляют по интернету. Некоторые, особенно успешные, не ограничиваются путешествием по родным просторам и иногда заглядывают в заграничные государства. Там их встречают бывшие выходцы из СССР, военные, прошедшие через Афганистан. У тех, кому знакомо название этой страны не понаслышке, особенно находит отклик песня «Третий тост». «Афганцы» вспоминают собственную службу, слушая такие строки:

Вот уже поколение новое выросло,
И всё реже услышишь ты где-то слово «Афган».
Только в узком кругу те, кто ад этот выдержал,
Молча поднимут наполненный водкой стакан…

О чём бы ни писал Александр Маркелов: о любви, родном Мичуринске, стране, природе, он всегда стремится к индивидуальности. Вдохновение же, не выбирая места, настигает теперь его везде. Например, на отдыхе вдалеке от города, во время похода за водой. Идёт он по тропинке со своей студёной ношей, а в уме уже крутится:

Из колодца вечерком,
На закате солнышка,
Зачерпну воды ведро,
Выпью всё до донышка.

Частенько рифмованные мысли посещают героя нашей публикации в автомобиле. На этот случай у него лежит всегда на видном месте диктофон, заполненный различными записями.
Искренность, думается, - одно из важнейших качеств, необходимых для созидания творческому человеку. Александр Маркелов привык быть в своей лирике предельно откровенным. Вероятно, поэтому его песни можно услышать по Тамбовскому государственному радио, «Русскому радио». Мичуринский поэт-любитель - частый гость на тамбовских поэтических встречах. Особенно ему по душе «Трегуляевские среды», проводимые увлечёнными поэзией людьми в одном из самых живописных уголков нашего края. Стихи бывшего «афганца» публиковались в двух альманахах «Радуга над Цной». В планах - соавторство и в других изданиях, а ещё подготовка, также в Тамбове, уже второго по счёту музыкального альбома.
Что же касается мечты, то их у военного с душой поэта много. И одна из них - почаще появляться перед аудиторией слушателей в своём родном городе. Александр уверен: ему есть что сказать и спеть землякам!