Добрый век Клавдии Шубочкиной

30 сентября 2019, 16:24 796

Осень жизни, как и осень года, приходит быстро и незаметно и наполняет её яркими цветами воспоминаний.

Клавдия Ивановна Шубочкина в молодости

Клавдия Ивановна Шубочкина в свои 99 лет

Рождённая 
революцией

Повсюду развевались красные знамёна, улицы пестрели лозунгами «Заводы и фабрики – рабочим, землю – крестьянам!», в суматоху дня  врывался международный пролетарский гимн «Интернационал» о мечте «голодных и рабов» построить новый мир, в котором «кто был ничем, тот станет всем».  Страна бурлила глобальными переменами в общественной и политической жизни. 
В провинциальном купеческом Козлове жизнь шла своим чередом с  характерным отпечатком эпохи. В это непростое время в конце лета 1920 года в небольшом домике на улице Ямские Выселки (ныне улица Мичурина) в семье Ивана и Татьяны родилась дочь Клава. Та, которая недавно отметила свой 99-й день рождения! Сколько всего уложилось в её жизнь – от примитивного быта родителей, работавших санитарами в родильном отделении городской больницы, до последних технократических преобразований мира. Сколько ярких событий, сенсационных открытий, трагедий человечества и потрясений…
Какая она, Клавдия Ивановна Шубочкина – женщина более чем почтенного возраста? Наверное, худенькая, в платочке, с географией времени на лице, – думала я, отправляясь к ней в гости по редакционному заданию. 
Однако моему взору предстала совсем иная картина. Передо мной оказалась миловидная женщина, по внешнему виду немногим за семьдесят, с аккуратно уложенными волосами и несколькими незначительными морщинками на лице. Её глаза, словно застывшие маленькие сапфиры, поражали своей глубиной и насыщенным цветом. Но, как оказалось, Клавдия Ивановна  уже 11 лет ничего не видит. Она трепетно прижала к груди мой пакет со скромными подарками, и по её щеке скатилась трогательная слезинка...

Белые чулки, 
халаты на фронт 
и старая лощадь

В семье из детей их было двое – редкое для того времени явление – озорная Клавочка и её старший очень серьёзный брат Александр. Успешно окончив семь классов образовательной школы и дождавшись совершеннолетия, юная особа решила пройти курсы секретарей-машинисток. Быстро освоив азы профессии,  устроилась секретарём в следственный изолятор. Но эта работа не пришлась ей по душе, и спустя год, прогуливаясь по городским улицам, она мысленно рассуждала, где бы ещё могла применить свои силы. 
На рекламной тумбе попалось объявление о приёме на работу девушек для вязания на машинке чулок. «Вот это то, что мне надо», – подумала Клавдия. Работа спорилась в её руках, и, видя старания девушки, директор вязальной артели Мария Дмитриевна перевела её в кладовщицы. Теперь она получала и выдавала пряжу, а готовые чулки белого цвета связывала по десять пар, и, нагрузив полную тележку, отвозила в красильню на улице Интернациональной. А уже из красильни доставляла  на продажу в ларёк  на рынке.  
Клавдия очень много читала, активно занималась спортом, особенно любила лыжные прогулки. Хохотушка и веселушка – она была душой любой компании. В её только начавшуюся, казалось бы счастливую, семейную жизнь с бравым парнем Василием, как и в миллионы других русских семей, внезапно ворвалась разлучница – Великая Отечественная война. Старшая дочь с очень красивым именем Эмилия так и не увидела своего отца, он погиб в первые месяцы войны под Киевом за полгода до её рождения. На жалость к себе у Клавдии не было времени. Вязальный цех к тому времени закрылся, и девушку перевели на фабрику имени Крупской. День и ночь в течение двух лет, преломляя усталость, она шила маскхалаты на фронт.
А потом, как не раз бывало в её жизни, увидела объявление на здании Красной казармы о приёме женщин на уборку клуба. Всю работу, за которую она бралась,  выполняла очень тщательно и, заметив это, уже через месяц комендант перевёл её в завхозы. В её распоряжении были несколько солдат и ещё старая лошадь. На ней они возили из Старого Тарбеево овощи для столовой и отоваренные на карточки продукты...

Товарищ майор 
и цензор Клавочка 

Отгремели последние залпы, страна выстояла, выжила и стряхивала с себя погребальный пепел. С припорошенными сединой висками вернулся с войны брат Александр,  но в родном городе не остался – отучившись на кинолога, устроился на работу в милицию в Кирсанове. И однажды он приехал домой в отпуск с другом Леонидом. Улыбчивая добродушная Клавочка зацепила сердце молодого человека. И через какое-то время он приехал снова, но теперь уже с твёрдым намерением жениться. Его не пугало, что у неё была маленькая дочь, да и старше была избранница на пять лет. Как бы ни противилась мама невесты, судьбы их всё же соединились, о чём они никогда не сожалели. 
По приказу Родины супруги отправились на север, в Верхнекамский район и прожили там 15 лет. Леонида назначили начальником лагеря. Там заключённые работали на лесоповале – из спиленных деревьев  железными скобами сбивали плоты и сплавляли по реке, а в назначенном пункте их вилами вытаскивали на берег. Леонид был строгим начальником с хорошим юридическим образованием, всегда стремящимся разобраться в ситуации и готовым помочь человеку. И в нашумевшем в то время деле с известным футболистом С., приговорённым по клевете к 25 годам лишения свободы, смог добиться справедливости – парня оправдали и через пять лет выпустили на свободу.
Клавдия работала при лагере цензором. Сколько судеб перелистали её хрупкие пальчики, сколько исповедей и криков души пропустила она, не раз всхлипывая, через сердце, вглядываясь в каждую строчку. Она прочитывала письма заключённых, потом заклеивала, складывала в мешок, опечатывала и отправляла на почту. Также ею проверялись и все присланные письма.
Однажды во время отпуска в Москве супруги направлялись в гости, как вдруг за спиной услышали радостный крик: «Товарищ майор, разрешите вас познакомить с родителями?» Ну, надо же – спустя какое-то время они случайно встретились в многомиллионной Москве – начальник лагеря и освобождённый им футболист. Какие только подарки не готовит судьба…
Тяжёлая работа и суровый климат сказались на здоровье мужа – сердце давало сбои, и семья вынуждена была вернуться в Мичуринск. Новым местом работы у Клавдии Ивановны стал отдел вневедомственной охраны, где она 25 лет исправно выдавала сотрудникам зарплату, работая кассиром. И всё это время её фотография украшала  Доску Почёта. Её внешний вид никогда не соизмерялся с записями в паспорте; всегда была молода, энергична, интересна. 
Уволилась и ушла на заслуженный отдых в возрасте 72-х лет, а её трудовая книжка переполнена благодарностями. От брака с Леонидом родились двое детей – сын Юра и дочь Алла. Давно покинули этот мир любимый муж, брат и сын Юрий, работавший авиатехником. Но много радостей доставляют пусть редкие, но всё же встречи с внуками и правнуками.

Есть ли секрет 
долголетия?

Клавдия Ивановна сейчас живёт с заботливой младшей дочерью Аллой – учителем начальных классов школы № 19. Ориентироваться во времени помогает говорящий будильник. Связь с миром поддерживает на ощупь и через телевизор. Её любимая передача – «Что? Где? Когда?», и  очень переживает, когда проигрывают знатоки. 
Большую часть своей жизни любознательная женщина поддерживает дружбу с городской газетой  – является постоянной и самой преданной подписчицей «Мичуринской правды». Только теперь новости и интересные статьи ей зачитывает дочь. Клавдия Ивановна обладает завидной памятью, точно указывая даты и имена людей, с которыми соприкасалась её жизнь. А если вы назовёте ей дату и год своего рождения, она, немного подумав, назовёт вам день недели, в который вы родились. Тут уж, как говорится, удивительное рядом!
У Клавдии Ивановны нет особых секретов долголетия и каких-то рецептов правильного питания. Она знает только одно: жить надо так, как подсказывает совесть, честно и прямо торить свою дорогу, любить людей и все трудности встречать с улыбкой… 
Только так и можно прожить свой век!