Дерево детства

03 сентября 2019, 11:56 664

Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию рассказ о художнике и педагоге Аркадии Васильевиче Платицине. Его автор и участник нашего редакционного проекта «Слово об учителе» - Надежда Борисовна Андриянова (Волгоград).

Напомним, что рассказать о своём любимом учителе может каждый. Все материалы будут опубликованы на электронных ресурсах «Мичуринской правды». Лучшие появятся в газете 5 октября, в День учителя.

Аркадий Платицин
Надежда Андриянова (слева) с мамой и сестрой Татьяной
Аркадий ПлатицинНадежда Андриянова (слева) с мамой и сестрой Татьяной

Корни

 

Наконец-то каникулы! И снова, в который раз, бабушка везёт нас с сестрой к себе в гости, в Мичуринск.

Как хорошо ехать в поезде, когда знаешь, что тебя ждёт там, на каникулах: встреча с соседскими ребятами, заждались, наверное, огромный сад, наполненный кружащим голову запахом, старинный деревянный дом со скрипучими половицами, который весь пропах керосином и сыростью, встреча с любимым учителем и походы на природу, и самое главное - сладкое чувство свободы. Только ты и твой мир!

Сядешь поудобнее, в уголок у окошка, и смотришь на проплывающие мимо домики, переезды, перелески и мечтаешь. А колёса выстукивают, совпадая с ритмом твоего сердца: «Скорей-скорей, скорей-скорей!» Скорей бы уж приехать! Особенно тяжело и утомительно тянуться минуты, когда поезд стоит на разъездах, почти у самого города. Вот уж и вещи собраны, и ботинки зашнурованы, и все-все готово.

И, наконец, вот он – вокзал!

От него я могла бы домчаться по знакомым улицам до дома сама, но бабушке приходится тащить тяжёлый чемодан, и мы помогаем ей нести авоськи и сумки.

Вот, наконец, и дом, и сад! Всё на месте!

Первым делом пробежаться по саду. Посмотреть, поздороваться с деревьями и тропинками. Потом дом. Он, кажется, долго спал без нас. Ничего, теперь проснётся. И открываются настежь  окна, и поднимается крышка старого рояля, и достаются из шкафа любимые книги, а там и угощение бабушка приготовила. Вечером за воротами собираются соседские девчонки. Рады, что мы приехали. Зовут гулять! И уже, засыпая, в ночной тишине опять сердце стучит: «Когда – когда!» Когда же на этюды?

В день похода собираем альбомы, краски, воду, кисти, карандаши. Главное, не забыть взять рисунки, сделанные за год, и показать учителю - Аркадию Васильевичу!

Идем по жаре через весь город, в сопровождении бабушки к месту сбора. А там уже несколько ребят собрались. Ждём. И, наконец, радостными криками приветствуем учителя и все вместе, человек десять - пятнадцать, идем на луг, рисовать панораму города. Каждый сам выбирает себе точку, место для рисования. Бабушка садиться поодаль, чтобы ничем не помешать рисующим. Она сидит в платочке, прикрывая голову лопушком. Аркадий Васильевич рисует наравне со всеми, сидя на низеньком стульчике, открыв небольшой этюдник.  Иногда, оторвавшись от работы, подходит к каждому, делая короткие замечания, затем продолжает писать свой этюд. Мы, столпившись за его спиной, молча наблюдаем, как он работает. Акварельный этюд – дело  кропотливое, но не слишком затяжное. Вскоре мы опять идём по лугу в обратный путь. По дороге Аркадий Васильевич рассказывает нам о живописи, о  художниках, отвечает на вопросы ребят, шутит, журит ленивых, хвалит удачные работы. Удивительный светлый добрый человек с открытой душой. Он умел зажечь маленькие огоньки в душах ребят, разбудить в них любовь к природе, к отчему краю.

 

 Ствол и ветви

Выпускной позади! И снова каникулы! Но как же они не похожи на те, школьные, длиною в десять лет. Усердно готовлюсь к вступительным экзаменам в институт на художественное отделение. Впереди Москва! Отступать некуда!

Под окнами вагона исчезает вокзальная платформа. Я еду с мамой в поезде. Мелькают названия знакомых станций. Всего-то одна ночь, и мы в Мичуринске. На вокзале нас встречает бабушка. Мы впервые – проездом. Короткие объятия, слёзы, пожелания… Я еду дальше, вперёд в неизведанное, но манящее будущее.

Москва. Огромный конкурс, зубрёжка перед экзаменами, новые знакомые, нарядная летняя Москва, и конечно, робость и сомнения…  Но мама непреклонна: «Надо  попробовать!» Я успешно сдаю шесть экзаменов, прохожу по конкурсу, и в оставшуюся неделю каникул решаю: « Еду к бабушке!»

Никогда ещё мне не приходилось бывать в Мичуринске в это время года. Сад опустел, дом стоит темный и  печальный, кокой-то холодный, как неживой. Запах сада наполняет весь дом. Полы как мозаика выложены зимними сортами яблок. Бабушка сохраняет их для нас.

Перед Новым годом, на моё 17-летие, в Москву приезжает бабушка. Теперь уже я показывала ей город, покатала на «лестнице-чудеснице» в метро, сводила на Красную площадь, проводила на вечерний поезд. «Теперь ты студентка, а больше мне ничего и не надо!» - сказала она на прощанье.

А в январе бабушки не стало… Дом и сад были проданы.  Ездить стало некуда. Детство закончилось. Прощай, Мичуринск. Прощай, любимый учитель.

Началась насыщенная студенческая жизнь. Как-то, сидя на лекции о постимпрессионизме, я услышала знакомые мне имена художников: Ван Гог, Гоген, Сезанн. Меня осенило. Я знаю о них с детства. Аркадий Васильевич нам рассказывал о них. А что мы девчонки и мальчишки тогда понимали в живописи, да и в жизни?

Как же он там? Где он сейчас? А если письмо? Напишу ему письмо. Так и продолжилось   общение с учителем. Из писем я узнала, что Аркадий Васильевич возглавил первую детскую художественную школу, открывшуюся в Мичуринске как раз в тот же год, когда я стала студенткой института.

Мой учитель – Аркадий Васильевич Платицин, бывший лётчик, сражался под Сталинградом, он точно знал, за что воевал, за что не жалко было отдать свою жизнь. И он отдал часть её нам, своим воспитанникам. Он нами очень гордился – мы это чувствовали!

Моя жизнь закружилась по-взрослому. Годы учёбы, работа, семья, дети, престарелые родители. Связь с учителем держалась на редких письмах, телеграммах, телефонных звонках. Тогда, в 2013 году, незадолго до его смерти, я успела ему сказать в телефонную трубку, что он стал частью и моей жизни. Он вложил в мои руки главное – любимую профессию. И что мы все, его бывшие ученики, бесконечно любим его.

 

 Крона

Снова каникулы! Но не у меня, а у моих студентов. Впереди две недели летней практики: походов по музеям, этюдов на природе.  

Вчера я водила студентов в музей на выставку импрессионистов, а сегодня едем на этюды, рисовать волжские дали. Заодно и подзагорим немного после целого года сидения на лекциях в кабинетах.  

Я рисую наравне со всеми, сидя в широкополой шляпе на низеньком стульчике, открыв старенький небольшой этюдник. Изредка прерываюсь, подхожу к каждому, ленивых журю и подгоняю, усердных хвалю и даю профессиональные советы, затем продолжаю писать свой этюд. А студенты, столпившиеся за моей спиной, молча наблюдают за работой.

Вскоре мы заканчиваем  работу, идем вместе в обратный путь. По дороге обсуждаем прошедший день, делимся впечатлениями,  шутим, строим планы на будущее…

Солнце слепит глаза, я прикрываю их и незаметно смахиваю со щёк слезинки. Вспомнилась двенадцатилетняя девчонка, которая мечтала быть похожей на любимого  учителя.