Слуги двуликого Януса

14 августа 2019, 12:20 844

…И снова отклики, отклики, отклики. Они-то и побуждают продолжить жгучую тему о сегодняшней Украине и её незавидном прошлом, частично перешедшем в настоящее – бандеровщине. Тему, начатую в прежних публикациях – «Мгла над Днепром» и «Союз креста и трезубца» («МП» № 49, 57).

Автобиография Чуйко Богдана Михайловича

Сочинение Чуйко Богдана Михайловича

***

«Моя знакомая Маша Брежнева живёт на Севере, – пишет недавняя жительница Тернопольской области, а теперь москвичка Ирина. – Прочитали мы с ней ваши материалы и хотели бы дополнить кое-что о своём. Как раз перед войной молодая тогда Машина тётя очень полюбила одного поляка, а он – её. Но родственники с обеих сторон подняли голоса против: тут и религиозные соображения, и вопросы быта… Только влюблённых было не разлучить, свадьба всё равно состоялась. Жили они очень счастливо, друг в друге души не чаяли, родился ребёночек. Но вот на её день рождения, когда собравшаяся родня в тернопольском селе ждала гостей, ворвались бандеровцы и принесли ей на огромном блюде... отрезанную голову её мужа. Она кричала, билась в отчаянии. А бандиты расстреляли и её, и крохотного сына, а брата потом нашли в дворовом дощатом туалете распятым, без головы, со вспоротым животом и отрубленными ногами. Так что правильно вы пишете, какие это были нелюди и как они нагло врали (а сейчас их потомки врут!), утверждая, что «своих – украинцев – не трогали», а воевали против всех единственно – за самостийность и незалежность Украины…»

Да, наглое враньё – это уж фирменный почерк бандюганов всех мастей. А «своих не трогавшие» (кто им поверит?) ОУН и УПА – такое же порождение породы отборных карателей, как и гестапо, во главе с бестией зла – рейхсфюрером СС Гиммлером. Ему верно и преданно, как сторожевые псы, служили третьесортные фюреры – Евген Коновалец, Рико Ярый, Роман Шухевич. «Спецслужбам рейха, – читаем мы в федеральном историческом журнале «Родина», – удавалось манипулировать действиями украинских националистов, используя в своих интересах давние межнациональные конфликты между украинцами и поляками, особенно на территории Галичины (Львовская, Станиславская, Тернопольская области), Волыни и Полесья. Поляков бандеровцы вылавливали, где только могли, уничтожали планомерно и с особой жестокостью».

Вот выдержка из ещё одного отклика – пожилого жителя белорусского городка Мозыря Алексея Ильича Андрющенко. «Нашей маме, в войну – ребёнку, выпало счастье спастись от расправы бандеровцев только потому, что её, девчонку, бабушка затолкала под стол, накрытый длинной скатертью, и спрятала там, а всю их семью катюги постреляли. Представляете? Никого не пощадили. Читаю сегодня в интернете ваши статьи и – слёзы на глазах».

Есть и такой отклик. «В моей семье последние лет пять не утихают споры, – пишет Ольга Бабенко из Курска. – Живущая во Львове сестра кричит каждый раз по телефону, что российская пропаганда образ Бандеры исказила, а он был умный, воспитанный, интеллигентный человек… А я ей отвечаю: «То, что у вас нацики в бандеровской камуфляжке в открытую орут «Украина понад усе!» («Украина выше всех!»), не напоминает тебе гитлеровское «Дойчланд юбер аллес!»? А помнишь, говорю, как в советское время в нашем Львове перед празднованием Дня Победы, на 9 мая, скрытые бандеровцы устроили так, что на главной улице города прорвало канализацию и вся эта гадость потекла по центру, что сорвало любимый народный праздник, и парад не состоялся… «Вы правы, уважаемый Валерий Аршанский, в своих утверждениях о том, что национализм – это самое страшное явление между народами. На Украине он был скрытный, замаскированный, хотя зрел давно, да мы ему должного значения не придавали. А ведь мы, тогда ещё украинские дети, уже в школах и вузах писали сочинения на одиозные темы: «Украина – лучшая страна СССР», «Счастье быть украинцем», «Украина – только первая!»…

Спасибо, Ольга, за откровенный отклик. А будете в следующий раз говорить с сестрой, напомните ей, пожалуйста, что этот «Оболганный, умный, интеллигентный и благовоспитанный» Степан Бандера лично повинен в том, что у вас на родине, во Львове, точнее, во львовском гетто, только за период с сентября 1941 года по 6 июня 1943 года (документ был представлен на Нюрнбергском процессе) с участием эсэсовской зондеркоманды и шайки бандеровцев было загублено 136 тысяч советских граждан – русских, украинцев, поляков, евреев – в том числе женщины, старики, дети… Вот с кем «воевало» лесное отребье. Мнимый интеллигент Бандера вместе с такими же выкормышами абвера – Стецько, Корнелюком, Боровцом – уже после войны стал разработчиком Декалога – десяти заповедей украинского националиста, скромно именуя себя при этом аристократом креста и меча. Позвольте привести только две заповеди этих аристократов: «Должна быть гора русских и польских трупов!», «Московии – атомную войну!».

 «Интеллигентным, воспитанным» считал себя, между прочим, и самый главный сатана фашизма, всего лишь ефрейтор по армейскому званию Адольф Гитлер, когда помечал в анкетах «Профессиональный художник» или «писатель». Не отказывался Адольф и от титула лучшего архитектора Германии. «Скромница» Адольф Шикльгрубер – об этом пишет в одной из своих книг Константин Симонов – невольно морщился, когда в апрельскую пору брызги из-под колёс его мчавшейся по Берлину машины доставали прохожих. А кровожадный крокодил Гиммлер, которого товарищи по школе никогда не признавали как серьёзную личность и дразнили за сельское происхождение «Гиммлер-навоз», этот организатор самых страшных концентрационных лагерей никогда самолично никого не расстреливал, более того – его тошнило при виде крови… Зато одобренные им концлагеря, в том числе неподалёку от известного нам западногерманского города Мунстера, в Берген-Бельзене, где погибли и многие наши земляки, охотно осматривал (я был там, видел хроникальные фотографии того ужасного времени в лагерном музее). Главный шеф гестапо похваливал своих штурмбанфюреров, давал замечания об улучшении конвейеров смерти, идеологизировал безжалостное истребление «низшей расы» на всём протяжении СССР, убеждая сатрапов-оккупантов, что всё славянское пространство должно принадлежать только арийцам, только третьему рейху, которому стоять на белом свете тысячу лет и более… А потому «низшую расу» – без сожалений и угрызений совести – сметать с лица земли на всём протяжении – от Бреста до Урала. Фашистская саранча с прихвостнями из бандеровцев так и делала.

Вот журнал Российской академии наук «Новая и новейшая история», где напечатана статья доктора исторических наук Михаила Коваля об оккупированном Киеве. Автор приводит документальные свидетельства о трагедии Бабьего Яра – дневниковые записи тогдашнего шофёра вермахта Хефера. «Я остановился поблизости, где украинские полицаи из УПА нагружали машины вещами расстрелянных киевлян. Всё происходило очень быстро, а если кто-нибудь из обречённых задерживался, украинцы с нарукавными повязками орали матом, подгоняли слабых пинками и ударами. Я думаю, не проходило и минуты с того момента, когда человек снимал пальто, до того, как он уже стоял совершенно голый. Не делалось при этом никакого различия между мужчинами, женщинами и детьми. Раздетых направляли в овраг примерно 150 метров длиной, 30 метров шириной и целых 15 метров глубиной. Трупы расстрелянных лежали потом аккуратными рядами…».

А как же без пресловутой немецкой аккуратности? Даже при нечеловеческих акциях – массовых расстрелах – «Ordnung muss sein!» Порядок должен быть…

 

***

Звериная изворотливость и чудовищная брехня были постоянными спутниками бандеровских банд. К сожалению, наши специальные службы, воспетые при советской тотальной цензуре исключительно как безгрешные и безошибочные, порой плохо разбирались в том, кто на самом деле есть кто и что есть что. Оправданием может послужить разве тот факт, что следователей на нескончаемый поток дел просто не хватало, да и само следствие нередко ограничивалось лишь перекрёстными допросами, без выезда на места совершённых преступлений... Вот авторитетный журнал Российской Академии наук «Отечественная история» (№ 1 за 2003 год), где напечатана статья уже представленного здесь историка Михаила Коваля о поимке в декабре 1945 года бандеровских главарей.

«Шухевич был арестован и помещён в тщательно охранявшийся особняк под Львовом с целью «разработки». Расположив к себе охрану, он попросил разрешить ему заниматься слесарным делом с целью «убить время». Потихоньку сделав ключи от запоров помещений, Шухевич усыпил бдительность охраны и сумел бежать. И лишь спустя пять лет, в марте 1950 года, выданный своим окружением, он был блокирован спецгруппой МВД и застрелился на явочной квартире в селе Белогороща на Львовщине».

Заметим: Шухевичем и в предсмертный час всё было сделано по образу и подобию крёстного отца бандеровщины – Гиммлера, который не раз публично осуждал самоубийство эсэсовцев, а сам принял яд, когда всё рухнуло. Таковы фигуранты дьявольщины: что ни тип – то слуга двуликого Януса, отъявленный мракобес, лжец без каких-либо моральных устоев, циник и негодяй.

Но что говорить о главных верховодах УПА и ОУН. Вот уже известный нам по первой публикации – «Мгла над Днепром» – сотенный лесной боёвки Чуйко, выбравший в качестве конспиративного псевдоромантическое название «Черемшина» (черёмуха). Садист, вешавший на себе пленных бойцов – красноармейцев и «своих» – мирных жителей (на суде зачитывалось показание его жены, допытывавшейся однажды у муженька, что это за синяки и кровоподтёки у него на спине? Ответ оглушил: от петли-удавки), так вот, этот вурдалак при обнаружении смершевцами вначале тоже ведь улизнул от законно ждавшей его пули. Прикинулся обманутым и запуганным рядовым харчевым, а свидетелей настоящему нет, поди, проверь, так ли это, когда молодой коротышка раскаивается, правдоподобно хлюпает носом и просит пощады. А поздней морозной ночью бежал, куда глаза глядят, в стог, в поле, откуда выбрался с обмороженными пальцами ног и лечился потом в больнице, как подобранный на улице несчастный прохожий... Кто знал о его художествах в годину войны, кто мог предъявить ему счёт за невинно убиенных? «Переобувшись» под Советскую власть, вот какую он пишет автобиографию – краткую и гладкую, как камень-голыш. (Фото автобиография)

До глубины изучивший все его злодеяния заместитель прокурора города Юрий Сахаровский, поддерживавший на суде в Мичуринске обвинение Чуйко за представленные фиктивные документы на увеличенную пенсию, помнится, не мог сдержаться от вскрика: «Да от него же за версту фашизмом воняет!».

Тем не менее расчётливый душегуб и убийца мало считался с нормами морали, если считался вообще. Сразу после первой отсидки в красноярской колонии по бандеровскому прошлому, он, собрав фиктивные документы, едет в Хабаровский строительный вуз, где на вступительном экзамене по русскому языку и литературе пишет сочинение на тему... «Образы коммунистов в романе А.А. Фадеева «Молодая гвардия». Это каратель, специализировавшийся на поимке и убийствах красноармейских солдат и офицеров, коммунистов, пишет такое сочинение... (Фото сочинение)

 

Вот вам тоже – благовоспитанность, учтивость и интеллигентность, с какой знали Чуйко соседи по дому на улице Киевской, с которыми он первым здоровался за километр и извинялся, не успев толкнуть, коллеги-сослуживцы по тресту «Мичуринсксельстрой», покорённые его тихим, всегда согласным на уступки голосом, польщённое его подобострастностью начальство, дамы, при появлении которых щупленький, малорослый «интеллигент» не забывал галантно привстать... А вы думали бандиты – это только те красноречиво мычащие «типажи» двухметрового роста с бычьей шеей, которых являет зрителю телевизор в «Улице разбитых фонарей», представляя их непременно в кепчонке набекрень, со зверски скошенной физиономией, мрачными желваками и пудовыми кулаками? Нет, это довлеет плен искусственно навязываемых представлений. Укоренившееся клише. В реальной жизни всё обстоит намного иначе, спросите следователей прокуратуры или полицейских, они расскажут об артистах уголовного жанра...

 

***

«Ваши статьи исключительно нужны именно сейчас, когда полномочные представители народа – журналисты, писатели, поэты – независимо от места нахождения, в столице или в провинции, должны убедительно показывать и доказывать, что бандеровщина – это не что иное, как обыкновенный фашизм, во всей его отвратительной наготе», – позвонил по телефону, находясь в Мичуринске, Владимир Анатольевич Дубовик, в недалёком прошлом директор учебного хозяйства «Комсомолец», ставший затем депутатом Государственной Думы, а ныне – москвич, федеральный инспектор по экологическим проблемам Волги, Байкала и Терлецкого озера.

Был отклик иного рода – должен сказать – не столько ожидаемый, сколько предполагаемый. С угрозами и оскорблениями, к чему в нашей профессии не привыкать. Автор – некий благоразумно укрывшийся за оригинальным «апсердонимом» Иван Повидло – обещает все кары небесные за публицистические выстрелы по бандеровским мишеням. Друже Ваня! (Кстати, в бандеровских боёвках к сотенному почтительно обращались «Друже провиднык!»). Дружище Повидло! Понимаешь, люди в моём возрасте уже боятся только щекотки, так что тут ты не оригинален. Это первое. А второе – насчёт любви и нелюбви к неньке Украине. Да люблю я её, наверное, больше тебя, точно так, как Тарас Шевченко в своём знаменитом «Заповите» («Завещании»). Там я вырос, учился, влюблялся, начинал работать, оттуда ушёл в армию служить... Потому и не могу молчать, потому и не могу спокойно смотреть, как ни за что ни про что убивают людей вояки ВСУ в Донбассе и Луганске, как маршируют по Киеву, вопя фашистские «кричалки», бандеровские отпрыски, прячущие рожи за капюшонами и камуфляжками, как держат в страхе местные органы власти и беспомощных силовиков активисты «Правого сектора».

В заключение – маленькая притча-быль, вовсе не предназначенная для уст и очей оголтелого, «забаненного», как говорит молодёжь, Ивана Повидло.

 

***

Несколько лет тому назад, когда грозовые военные тучи вовсе не нависали над Украиной, привёз я оттуда, от своих родичей и посадил на своём приусадебном участке семь кустов самшита. Кто видел это вечнозелёное тенелюбивое растение с плотностью древесины на зависть кедрам и платанам, тот наверняка любовался им, как чудом природы. Бодрый и жизнерадостный изумрудной окраски самшит первым появляется весной после схода снега, всем видом своим показывая: жив-здоров, благополучно перезимовал, чего и вам желаю! Глядя на эти семь изумрудных взрывов, думаю: а ведь это же сама Украина. Пусть не сегодняшняя, а завтрашняя, решительно стряхнувшая с себя зимний холод и стужу бандеровщины, благополучно выздоровевшая, широко улыбающаяся себе, миру, людям... Всё, как хотел великий поэт неньки Украины Тарас Шевченко:

Щоб ланы широкополи,

И Днипро, и круча,

Було видно, було чути,

Як реве ревучий...

Пока над Днепром звучит иной рёв – не речной, людской. И суровый Господь строго грозит с небес двуликому Янусу, призывая его к строгому ответу, напоминая о том, что есть высший, божий суд, которого не избежать ни адептам трезубца, ни фанатеющим жовтоблакитникам, ни обряженным в военную форму ВСУ убийцам мирных жителей Новороссии.

Умные люди говорят, любая война неминуемо заканчивается миром. Пора, мой друг со сладкой фамилией Повидло, пора, мириться, не правда ли? Давно пора обняться и не вспоминать больше общую беду двум братским славянским народам! Не об этом ли тихо шепчут легко принявшиеся на русской земле украинские кусты самшита...