Так начиналась война

26 июня 2019, 14:09 925

Всё дальше уходят в прошлое события Великой Отечественной войны, всё меньше становится их участников. Автор воспоминаний, которые мы сегодня представляем вниманию читателей «Мичуринской правды», защищавший Родину от фашистских захватчиков, не дожил до наших дней – сказались фронтовые ранения. Но память о нём в наших сердцах будет жить вечно. Ведь благодаря таким людям, как наш земляк Гаврила Труфанов, мы можем радоваться каждому мирному дню.

Гаврила Труфанов

Я, Труфанов Гаврила Алексеевич, родился 11 апреля 1917 года в ауле Хакурино-Хабль Шовгеновского района Адыгейской области Краснодарского края в семье крестьянина-бедняка. Русский по национальности. Член КПСС с 1942 года.
В Красную Армию был призван в августе 1938 года и направлен учиться в школу младших командиров связи в город Котовск Молдавской АССР. После её окончания служил в должности командира отделения радиосвязи в городе Балта Молдавской АССР. В апреле  1941-го окончил миномётно-артиллерийское отделение Одесского пехотного училища имени К.Е. Ворошилова, в 1952-м – Ленинградскую высшую офицерскую артиллерийскую школу.

Тревога

После окончания Одесского пехотного военного училища и присвоения звания лейтенанта меня направили для продолжения военной службы в 490-й стрелковый полк в город Хыров Дрогобычской области (ныне Львовской области) Украинской ССР. Я был назначен командиром первого огневого взвода полковой миномётной батареи и по положению являлся заместителем командира этой батареи. 
В субботу 21 июня 1941 года, в 12 часов дня полковой трубач протрубил тревогу. Было приказано получить один боекомплект мин, патронов, забрать материальную часть, продукты питания сухим пайком на трое суток, постельные принадлежности и всё остальное, что относится к вооружению и личным вещам, и строиться в походную колонну для движения в направлении города Добромиля и в дальнейшем к границе с Польшей. 
Примерно в 16.00 или 17.00 21 июня полк походной колонной выступил в направлении границы. Ночью перед рассветом 22 июня он занял боевые порядки, а впоследствии – оборону на левом берегу реки Сан, южнее города Перемышля. Река Сан была границей между Польшей и СССР. Польша к этому времени уже была полностью оккупирована немцами.
С наступлением рассвета немецкие самолёты обстреляли наши отдельные подразделения снабжения, которые были на подходе к боевым порядкам, и начали бомбить наше расположение в городе Хырове, где ещё оставались наши склады боеприпасов, продовольствия и обозно-вещевого снабжения. Затем немецкая пехота начала автоматный и пулемётный обстрел пограничников и боевых порядков нашего полка.
Командир нашей миномётной батареи оставил меня за себя, а сам ушёл к начальнику артиллерии полка, выяснить обстановку и уточнить, какова наша задача, можно ли вести огонь по немцам. Пошёл и не вернулся – пропал без вести. 
Так с первого дня войны я стал командиром миномётной артиллерии и единственным средним командиром (офицером) батареи. Командиров взводов я назначил своим приказом из сержантов, а на их место командирами орудий – курсантов полковой школы, которые по тревоге были присланы к нам. Батарея занимала огневые позиции, но огня не вела. Не вела огня и остальная артиллерия. Никто не знал, настоящая это война или провокация. 

Атаки противника

Уже перед восходом солнца немцы усилили огонь по расположению боевых порядков нашего полка, а затем примерно через 30-40 минут пошли в атаку.
Не дожидаясь больше приказа, я приказал открыть миномётный огонь по атакующей пехоте и огневым средствам противника. В это же время, как по сигналу, открыла огонь вся полковая артиллерия, открыли сильный ружейно-пулемётный огонь пограничники и солдаты нашего полка. Атака противника была отбита с большими для него потерями в живой силе. 
Воцарилась тишина, но ненадолго. В этот же день, примерно уже в полдень, противник внезапно повторил сильную атаку на боевые порядки нашего полка с применением небольшого количества бронемашин. Но и эта атака была успешно отбита. Вечером, часов в 18, немцы третий раз атаковали наши боевые порядки, но уже не так рьяно, как в предыдущие разы. Атаку отбили. 
Так, 22 июня 1941 года нашим полком было отбито три атаки немцев. На следующий день немцы предприняли против нашего полка сильную, но всего лишь одну атаку, которая также была отражена. Вечером этого дня, с наступлением темноты, наш 490-й стрелковый полк был передвинут значительно правее по фронту.

В тылу врага

Днём 25 июня 1941 года была слабая ружейно-пулемётная перестрелка, а с наступлением темноты полку было приказано отходить организованно по маршруту на Добромиль, Хыров и Самбор в связи с тем, что где-то справа противник прорвал нашу оборону и мы остались в его тылу.
Полком командовал один из командиров батальонов, кажется, командир второго батальона. Командир 490-го стрелкового полка неизвестно куда делся. Одни говорят, что он погиб в боях с немцами, другие говорили, что застрелился. Полк отходил самостоятельно, не имея никакой связи с другими частями и с командованием дивизии, личного состава было мало. Из полка можно было сформировать один полнокровный стрелковый батальон, кроме того, сохранилась полковая артиллерия и другие полковые подразделения. Снарядов и патронов было очень мало. Оставшиеся красноармейцы и средний командный состав вели себя дисциплинированно и смело. 
В Самборе нам сообщили, что противник уже занял Львов. Полк начал отходить в общем направлении на Проскуров (ныне Хмельницкий). Двигались только ночью по просёлочным дорогам, не заходя в крупные населённые пункты. Снабжения боеприпасами и продовольствием не было. Питались только тем, что давало местное население. При отходе полку приходилось много раз занимать круговую оборону и вступать в неравный бой с противником, а затем в ночное время прорываться через его окружение, отрываться от преследования и продвигаться на восток. При подходе к старой границе, существовавшей с Польшей до 1939 года, наш полк ночью прорвался через передний край противника и соединился с нашими войсками.

Ради жизни 
на земле

Хочу отметить, что весь рядовой и сержантский состав дивизиона проявлял чудеса героизма и отваги в боях за Родину с немецкими захватчиками. За весь период моего командования мне ни разу не потребовалось применить слово «приказываю». У всех было одно стремление – быстрее разгромить врага. Я очень рад, что пришлось командовать такими хорошими и мужественными людьми и вместе с ними громить фашистских захватчиков.
В составе 196-го Краснознамённого ордена Богдана Хмельницкого Карпатского миномётного полка Резерва главного командования я участвовал в освобождении Чехословакии. Боевые действия полка закончились 11 мая 1945 года в 16 часов. Причём в последний день немцы ожесточённо сопротивлялись. Были сильные бои, а затем сразу наступила тишина неимоверная, даже жутко стало.
И вдруг сообщение: «Война закончена, враг безоговорочно капитулировал». Все насторожились, никто не верил. Поступило приказание полку сняться с огневых позиций, сосредоточиться в населённом пункте, что юго-восточнее Оломоуца, и утром 12 мая походной колонной выступить в обратный путь в направлении Высоке-Мито. Что и было выполнено 196-м Краснознамённым ордена Богдана Хмельницкого Карпатским миномётным полком, в составе которого я закончил войну в должности начальника штаба полка. 
 

Кстати

Необходимо добавить, что в грозные годы Великой Отечественной Гаврила Алексеевич был три раза тяжело ранен. А осколок снаряда, попавший 19 июля 1942 года в оборонительных боях под Воронежем в правую часть грудной клетки и застрявший в лёгких, проносил всю жизнь. Гаврила Труфанов участвовал в боях на Курской дуге, освобождал Белгород, Украину, Польшу, Чехословакию. Он награждён орденами Александра Невского, Красного Знамени, Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, многими боевыми и юбилейными медалями.
После увольнения в запас из Вооружённых Сил в 1957 году окончил в Ленинграде финансовые курсы, работал старшим контролёром-ревизором по городу Мичуринску от Аппарата главного контролёра-ревизора КРУ МФ РСФСР по Тамбовской области. После войны часто болел, но не показывал вида. Всегда был подтянут, выдержан, честен, требователен в первую очередь к себе, а потом к подчинённым. Ранения, полученные в годы войны, сказались на здоровье Гаврилы Алексеевича, 28 декабря 1990 года его не стало.

Александр КОНДРАТЕНКО,
ветеран труда