Священноисповедник Вассиан (Пятницкий)

17 апреля 2019, 16:38 720

Мы продолжаем знакомить читателей 
с выдающимися людьми нашего города. 
На сей раз речь пойдёт о Владыке Вассиане, архиепископе Мичуринском. Многие ли слышали об этой неординарной личности? А между тем с 1927 года он жил и совершал своё служение у нас в Мичуринске.

Родился Владимир (так звали в миру будущего Владыку) в Москве, в купеческой семье. Он рано потерял мать и воспитывался у бабушки. После окончания классической гимназии поступил на юридический факультет университета и числился одним из любимых учеников знаменитого профессора Ф. Плевако. К искренней вере пришёл после тяжёлой болезни и неожиданно для всех, оставив профессиональную деятельность (хотя был уже довольно популярным в Москве), поступил послушником сначала в пустынь Параклит при Троице-Сергиевой Лавре, а потом и в самую Лавру. Там он трудился в академической библиотеке, поступил в Московскую Духовную академию. В 1913 году принял монашеский постриг и рукоположен в сан иерея. 

Во время Первой мировой войны служил священником при санитарном поезде, за что был удостоен в 1916 году награды Святейшего Синода. 

Ему был вручён наперсный крест за «особые труды по обстоятельствам военного времени в поездах-складах императрицы Александры Феодоровны». В 1918 году получил степень магистра богословия. После закрытия Лавры служил в городе, в Пятницкой церкви.
 Когда стало известно о подготовке к вскрытию мощей прп. Сергия Радонежского, о. Вассиан бесстрашно обращался к народу с проповедями о великом значении Лавры и Преподобного, призывал оградить святыни от возможных нападений. Присутствовать на вскрытии он отказался.
По воспоминаниям современников, о. Вассиан обладал исключительным даром проповеди, «они были у него поразительны и по содержанию и по мастерству изложения... их слушали с напряжённым вниманием и потом долго вспоминали о них в разговорах» (С. Волков).
В 1920 году он был возведён в сан архимандрита, а затем рукоположен во епископа. А через два месяца впервые арестован по надуманному обвинению, но по ходатайству Красного Креста вскоре освобождён из Бутырской тюрьмы. К сожалению, непростым был духовный путь владыки, на некоторое время он примкнул к обновленческому расколу, но вскоре принёс публичное покаяние, а затем в проповеди дал глубокий богословский анализ раскольнической деятельности.
22 июня 1927 года владыка Вассиан был назначен епископом Козловским, управляющим Тамбовской епархией.
Проживал в городе Козлове, но приезжал в Москву для участия в заседаниях Синода. 

В Козлове подружился с семьёй настоятеля Ильинского храма протоиерея Владимира Нечаева, которого назначил благочинным всех козловских церквей. Владыка Вассиан был близок также и со схиархимандритом Севастианом (Фоминым), будущим священноисповедником Севастианом Карагандинским, который в это же время совершал своё служение в Козлове. В апреле 1930 года Владыка был возведён в сан архиепископа, а через семь месяцев его вновь арестовали, но вскоре отпустили за недоказанностью обвинений. А в 1935 году его ждал очередной арест и заключение в мичуринскую тюрьму. Поводом к этому послужили найденные властями в Ильинском храме золотые и серебряные богослужебные сосуды весом 23 кг. Архиерея обвинили в «умышленном сокрытии ценностей» от народа, а также в антисоветской агитации. Владыку Вассиана осудили и направили в Ухтпечлаг НКВД (республика Коми). Сначала он работал на лесоповале, но сильно подорвал здоровье и был признан инвалидом, не способным к физическому труду. Его переводят в село Кылтово, но в связи с прогрессирующей дистрофией отправляют в тюремную больницу Свердловска. Там Владыка Вассиан и скончался 9 января 1941 года (по новому стилю). Где находится его могила, до сих пор неизвестно.
Определением Священного Синода РПЦ Владыка Вассиан (Пятницкий) причислен к лику новомучеников и исповедников Российских и входит в число новомучеников и подвижников благочестия Тамбовского края. 
Священноисповедниче Вассиане, моли Бога о нас! 

Из Слова 
в неделю всех святых, 
в земле российской 
просиявших

...Нам радостно, что земля наша – наша Русь родная – есть Русь Святая, есть дивный сад, Господом насаждённый, и Насадителю своему приносящий древа, плоды и цветы прекрасные...
Но здесь облако грусти набежит и тень набросит, и омрачит эту радость нашу... Встанет вопрос, вопрос мучительный и страшный – Русь наша и теперь святая, или она была святая? Да, со скорбью скажем, что далеко нам, отдалённым потомкам угодников русских, до их красоты духовной и святости. Опустел родной наш сад Господень, пали древа, растлились плоды, увяли цветы... Но и с радостью скажем, что не все ещё древа пали, и плоды ещё есть сладкие, и цветы благоухающие...
И снова – помысл тревожный: разве хозяин сада запустевшего будет ждать, пока засохнет последнее дерево, и падёт на землю последний плод, и увянет последний цветок?.. Пересадив последние живые цветы и деревья и собрав последние созревшие плоды, не предаст ли он секире и огню сада иссохшего?.. Что есть грозное «Мене, Текел Упарсин!», произнесённое уже небесным Владыкой вертограда русского? Если поднята уже над ним разящая секира Господня и огонь палящий гнева Божия готов пасть на землю русскую?.. Что тогда?..
Тогда... Тогда – веруем! Веруем! Веруем! Тогда все святые Российские предстанут за нас пред Грозным и Праведным Судией. О, сколько омофоров святительских простёрто будет над землёю Русской! Сколько боевых щитов княжеских поднимется за неё! Сколько убогих мантий преподобнических, сколько обнажённых тел Христа ради юродивых станет за неё! Тогда вся Русь Святая на небе во всей силе и дерзновении станет пред Господом на молитву за грешную землю Русскую... Разве можем мы помыслить, что святые сродники наши и соплеменники забудут родную землю и Церковь свою? Разве Первозванный Андрей Апостол забудет ту страну, которую в духе созерцал он и благословил за девять веков до духовного ее рождения.
Если же и все отрекутся от грешной Руси, то разве отнимет от неё Покров Свой Матерь Божия, Заступница усердная народа русского? Нет... Та, Которая от Влахерна святою иконою Успения Своего чудесно благословила Антония и Феодосия на горе Печерской; Та, которая в местах Радонежских обещала Великому Сергию неотступной быть от обители его; Та, Которая в пустыне Саровской возлюбленному избраннику Своему Богоносному Серафиму обещала в его Дивееве создать небывалую во всём мире Лавру девственниц; Та, которая чудотворными иконами Своими, как стеною нерушимою, оградила землю нашу – Та и одна подойдёт к Сыну и Богу Своему, и руку Свою наложит на секиру суда Его и слезами Своими тёплыми угасит огонь гнева Его, – и, по молитве Матери, даст Вечный Судия земле Русской время на покаяние, и покается Русь, и простит Господь грехи её, и помилует её... и снова, омытая слезами покаяния, как дождём благодатным, зазеленеет и зацветёт пред Насадителем своим сад Божий – Русь Святая!

Архимандрит Вассиан (Пятницкий)